Израильский Спецназ. Саерет МАТКАЛЬ.

4 Июля 1976 самая известная страница в истории подразделения МАТКАЛЬ.
Борт компании Air France был накануне захвачен террористами и угнан в Уганду. Самолет приземлился в аэропорту Энтеббе под протекторат президента Уганды Иди Амина. Несмотря на то что африканский диктатор раньше учился в Израиле на летных курсах, политическому руководству не удалось убедить его решить ситуацию мирно. Иди Амину вообще очень нравилась сложившаяся ситуация. Террористы из НФОП и немецкой террористической организации «Революционные ячейки» захватили 248 пассажиров и 12 членов экипажа из самых разных стран. Весь мир пристально следил за развитием ситуации и Иди Амин купался в лучах славы. Вскоре террористы освободили всех заложников кроме израильтян и евреев (проверяли по именам). Французский экипаж, по инициативе капитана, отказался покидать пассажиров и остался с евреями.
Трудно было предположить что Израиль решится на операцию за 3800 километров от своей границы, в сердце не особо дружественной ему Африки. Но тогдашнее руководство страны пошло на Ва-банк. Операцию очень тщательно готовили. В обстановке строгой секретности был создан оперативный штаб. Сразу несколько ведомств начали тщательно разрабатывать план штурма, по крупинкам собирая любую информацию. Служба внешней разведки предоставила подробные чертежи, фотоснимки и доклады по аэропорту и по Уганде в целом. Основную роль в разработке плана сыграли полковник Эхуд Барак и полковник Шай Тамари, а так же сотрудник МОССАДа — Галь Шельма.
Премьер министр Ицхак Рабин не торопился с разрешением на операцию, в то время как тогдашний министр обороны Шимон Перес настаивална армейском варианте решения.
Четыре грузовых самолета Hercules С-130 вылетели из Шарм аль Шэйха через Красное Море в Кению не дожидаясь решения правительства. В Кении они дозаправились и взяли курс на Энтебе.

В операции приняла участие лучшая штурмовая группа из бойцов МАТКАЛЬ под командованием полковника Нетаньягу, заместитель майор Муки Бецер.

Сводный отряд из десантной бригады и бригады Голани. В основном это были бойцы бригадных спецподразделений. Задача которых состояла в блокировании периметра терминала, для обеспечения беспрепятственной работы штурмовой группы, а так же уничтожение самолетов ВВС Уганды и Радара с целью обезопасить эвакуацию. Командование операцией поручили генералу сухопутных войск Дану Шомрону.

Первыми на землю Уганды ступили ботинки отряда десантников под командованием Дорона Альмога. Они взяли под контроль периметр ВПП и захватили контрольную вышку нового терминала.

Высадка десанта с хвоста С-130 Геркулес.

Обеспечив посадку остальным самолетам. Из самолетов выкатились армейские джипы и черный лимузин Мерседес, как две капли похожий на машину Иди Амина. Конвой направился к терминалу, по плану это должно было сработать так чтоб группа под видом самого Иди Амина подъехала к терминалу не привлекая внимания.


Тот самый Мерседес с бойцами МАТКАЛЬ на борту самолета Геркулес С-130.

Проезжая мимо двух постовых армии Уганды, конвой задержался. Вместо того чтоб игнорировать их, Йони Нетаньягу отдал приказ нейтрализовать постовых и по ним открыли огонь из пистолетов Беретта М71 с глушителем, но один из постовых выжил и попытался оказать сопротивление, выстрелы АК и пулеметная очередь насторожили солдат. Эффект неожиданности был утерян и машины рванули к терминалу. Муки Бецер и его отряд пошли на штурм терминала, а Йони двинулся к ранее намеченной точке сбора снаружи. Одновременно завязался бой с солдатами охранявшими терминал. Опасаясь что они сильно задерживают группу Бецера, Йони поднял своих людей в атаку и начал наступать. Через минуту солдат с вышки выстрелил в Йони, пуля попала ему в голову.
Йони скончался еще до начала эвакуации. Командование всей штурмовой группой взял Муки Бецер.
В зале терминала было пять террористов, штурмовая группа уничтожила их с ходу. Один боец спецназа был ранен. Так же огнем террористов была убита заложница , а огнем спецназа молодой бельгийский еврей который почему то вскочил на ноги при штурме и был застрелен по ошибке.
В это время группа десантников захватила новый терминал, имея одного раненого. Два БТР под руководством Шауля Мофаза подавили огневые точки на вышках, а группа Омер Бар Лева уничтожила истребители МиГ-17 ВВС Уганды. Вскоре всех освобожденных заложников погрузили в самолеты и взяли курс на Кению. Уганда осталась без ВВС, солдат у Иди Амина стало на 45 человек меньше.

Иди Амин и Ясир Арафат, дружеское фото.

Одна заложница 75-ти летняя Дора Блох была госпитализирована в местную больницу накануне штурма. Позже разъяренный Иди Амин приказал двум сотрудникам спецслужб убить ее.
Спецподразделение генерального штаба потеряло своего командира, одного из лучших сыновей Израиля — Йонатана Нетаньягу. Еще один боец был тяжело ранен из пистолета в позвоночник и остался парализованным.
Тем не менее эта операция вошла в историю как одна из самых успешных и сложных. И если с первым никто не спорит то второе утверждение вызывает у израильских военных улыбку.

Захват самолета Эйр Франс и самолета Сабена, как и еще целый ряд громких актов воздушного пиратства были спланированы палестинским активистом НФОП Вади Хаддадом, плотно сотрудничавшим с КГБ СССР.

Детский сад
7го Апреля 1980г. 5 палестинских террористов проникли через северную границу на территорию Израиля и захватили в заложники 8 детей в кибуце Мисгав Ам. На пороге дома с детьми был убит один из жителей кибуца пытавшийся помешать террористам. Опять были выдвинуты требования. Вечером того же дня развед. рота бригады Голани попыталась штурмовать дом, но штурм был остановлен приказом главнокомандующего.
При попытке штурма погиб солдат. Лишь под утро был проведен успешный штурм уже силами саерет МАТКАЛЬ. Заложники были освобождены, террористы убиты. Погиб один ребенок которого террористы убили еще ночью.

Магазины и патроны для АК среди детских кукол. Фото сделано после штурма.

Ливанская Война
В 1982м началась очередная война — Ливанская (сегодня уже Первая Ливанская). Отряд МАТКАЛЬ, состоявший в основном из новичков только что закончивших ускоренные курсы, был прикреплен к инженерной роте, проводившей разминирование в Южном Ливане . 9 Июня часть отряда выдвинулась на разведку и заняла высоту севернее горы Хермон с хорошим обзором — обстановка была абсолютно спокойной. На утро позицию спецназовцев впервые обнаружил сирийский вертолет около 9:00. Бойцы открыли огонь и вертолет скрылся. Командир отряда лейтенант Илан Двир принял решение сменить позицию углубившись еще немного севернее. Несмотря на то что его звено было самым молодым призывом в МАТКАЛЬ и еще не закончило полный цикл подготовки. Внезапно перед глазами отряда возникла странная картина — в долине спокойно шагали в полный рост около 30ти сирийских коммандос. Они передвигались по высокому пшеничному полю и были видны как на ладони. В какой то момент Илана даже обидела халатность сирийского командира. Но вскоре начались неприятности. Израильские БТРы находившиеся за спиной у отряда стали целями для сирийского обстрела. Одна из ракет угодила прямо на позицию спецназовцев и тяжело ранила одного бойца (умер через три дня). Оказалось что выбранная позиция была не столь удачной так как были много мертвых зон в долине под ними. В одной из таких они и не заметили второй отряд сирийских ДШБ. Маленький отряд новичков МАТКАЛЬ оказался под перекрестным огнем противника. Услышав стрельбу на позицию тут же устремился молодой офицер из артиллерийских войск специально прикрепленный к отряду для взаимодействия родов войск. В придачу ко всему Илан Двир потерял связь с командованием, рация не работала, вернее принимала сигнал но передача не работала. Тогда Илан отправил в тыл четверых бойцов чтоб сообщили что они вляпались. Остальным бойцам Двир приказал открыть огонь но только по наступающим сирийцам. Все же позиция спецназа на высоте была куда лучше чем у сирийцев в долине. Но лейтенант приказал не стрелять по статичным целям, а лишь отсекать попытки наступления. Вообще по воспоминаниям лейтенанта он на тот момент был уверен что ситуация полностью под контролем и никаких проблем нет. Так как враг был как на ладони, а он с бойцами на удобной оборонительной позиции. Но его взвод состоял из двадцати неопытных молодых бойцов, которые еще не поняли что это настоящий бой. За то это прекрасно понимал командир учебной (подготовительной) роты МАТКАЛЬ  находившейся тылу отряда Илана. Услышав что отряд новичков засветился на высоте и ввязался в бой с несколькими десятками сирийских коммандос, Шай Авиталь быстро приказал всем ближайшим частям бросить свои дела и сосредоточится на группе Илана, понимая что история пахнет серьезными осложнениями. Первым откликнулся на приказ майор Моше (Буги) Аялон (будущий главнокомандующий АОИ) на тот момент заместитель Шая по учебной роте МАТКАЛЬ. Аялон с вверенным ему отрядом проводил зачистку близ лежащих сел от террористов. Будучи в паре километров от места Аялон получает доклад что крупные силы сирийцев на грузовиках стягиваются к высоте где обороняется отряд Илана. Моше Аялон переходит на бег и вскоре выходит к позиции Илана. Молодым приказывают отступить оставив на своих позициях более опытных бойцов. Но поскольку Илан уже укрепился на позиции он не торопится выполнять этот приказ. Тем временем сирийское подкрепление продолжает прибывать. В долине так же появляются сирийские БМП для прикрытия наступления коммандос. Расстояние до них было более 1200 метров, что не позволяло бойцам эффективно применить ракету М47 Dragon. Тогда отряд Аялона решил сократить дистанцию при этом оставляя более выгодную оборонительную позицию. Но в это время на вершину добрался лейтенант-артиллерист Шамиль Пэлег, который уже два месяца работал со спецназовцами.

Арткорректировщик Шамиль Пэлег, Южный Ливан 1982г.

Осмотрев поле боя он вспомнил что ситуация похожа на тактическую игру которую они отрабатывали на днях. И лейтенант принимает смелое решение задействовать кассетные снаряды. До этого АОИ не использовала их в боевой ситуации, да и сегодня не используют — это оружие имеет репутацию неточного с высоким радиусом разброса. В каждом таком снаряде 88 бронебойных гранат. Лейтенант Пэлег принимает решение и вызывает огонь артиллерии на сирийские позиции кассетными снарядами. В считанные минуты расклад на поле перевернулся. Восемь БМП были подбиты, экипажи и штурмовики в панике начали разбегаться, 40 сирийцев убито огнем артиллерии.


Солдаты АОИ рассматривают подбитую БМП. 1982 Южный Ливан.

16 Апреля 1988 в Тунисе был убит Абу Джихад — одна из ключевых фигур палестинского террора.
До сих пор нету официальной версии. Ряд зарубежных источников утверждает что это работа МАТКАЛЬ.
Я лично сильно в этом сомневаюсь, если это и работа израильских спецслужб, то явно не спецназа генштаба. Такую работу как правило выполняют агенты «нелегалы» МОССАД.

28 Июля 1989. Спецназ, по наводке разведки, провел ювелирную операцию. В 2 часа ночи отряд спецназа похитил из дома Абдаль Карима Обейда — лидера террористической шиитской организации Хизбалла в Южном Ливане. Похищение было частью плана по обмену на израильского борт-навигатора ВВС Рона Арада, который попал в плен к Хизбалле. Сделка не состоялась, судьба Рона Арада не известна по сей день.
Шэйх Обейд был освобожден после 15 лет отсидки в 2004 в обмен на возврат тел похищенных израильских солдат и в обмен на бывшего высокопоставленного офицера армии похищенного Хизбаллой за границей.
С целью узнать больше о судьбе и местонахождении Рона Арада бойцы МАТКАЛЬ похитили так же командира группы пленившей Арада, Мустафу Дирани. Но и он в итоге был отпущен по обмену в 2004-ом.

Вторая Ливанская

2 Августа 2006. Спецподразделение МАТКАЛЬ совместно с спецназом ВВС «ШАЛЬДАГ» совершило рейд на Штаб Хизбаллы в Баальбэк, Ливан. В ходе операции были убиты 19 бойцов Хизбалла, захвачены документы, носители информации и пленные. Один солдат получил легкое ранение. Но через семнадцать дней отряд вернулся а район Баальбэк и вступил в бой в ходе которого был убит офицер подразделения и два бойца.

Провалы

Самым громким провалом спецназа генерального штаба была операция по освобождению заложников в Маалоте. 15 Мая 1974. Три хорошо вооруженных террориста проникли в город Маалот на севере Израиля. Расстреляли автомобиль, потом убили еврейскую семью включая беременную женщину и маленького ребенка. Затем, под утро, ворвались в школу где ночевала большая группа школьников из соседнего города Цфат. Согнали всех в один класс установили взрывчатку и разложили гранаты. Одного ученика террористы отпустили чтобы передал требования, еще часть сбежали во время самого захвата. На утро в руках террористов было более 80 школьников, преимущественно девочек.  Уже к утру на месте были ребята из спецназа генштаба, а так же Моше Даян — тогда министр обороны. Было принято решение измотать террористов переговорами и взять школу штурмом. Свежей была память о недавнем успехе с самолетом Сабена. Но ситуация тут возникла куда сложней. Мота Гор тогдашний глава генштаба настаивал на продолжении переговоров, Моше Даян настаивал на силовом варианте решения со штурмом.
В 17:25 начался штурм. Начался весьма неудачно, снайпер спецназа промахнулся и лишь легко задел террориста, группы небыли синхронизированы к началу штурма и он начался хаотично. Группа бойцов штурмовавшая вход попала под обстрел и один из бойцов самовольно принял решение бросить фосфорную гранату в террориста, дым от гранаты ухудшил видимость в коридоре и штурмовая группа прошла мимо нужного поворота. Террористы поняли что происходит и один из них забросал класс гранатами и открыл огонь по ученикам. Дети начали выпрыгивать в окно и убегать. Штурмовая группа поняла свою ошибку и сориентировавшись убила террористов.
Последствия операции были трагические — практически все дети получили ранения разной степени. 17 учениц и 4 ученика погибли при штурме. Еще одна девочка умерла от полученных ран позже.

Бойцы эвакуируют раненых после штурма в Маалоте.

Эта операция наглядным образом продемонстрировала что для успешного освобождения заложников, в столь сложной ситуации, необходимо намного больше чем просто мужество, героизм и боевой опыт. Эта операция стала траурным днем для подразделения и для Государства.

Дело в том что в те годы не было понятий типа HRT (Hostage Rescue Team) не было специализированных отрядов заточенных под конкретную основную задачу — спасать заложников. Из спецподразделения изначально созданного для специальных разведывательных и диверсионных операций, обстоятельства сделали универсальный отряд для борьбы со всевозможными бедами, которых на долю Израиля всегда хватало. В большинстве ситуаций возникавших у спецназа генштаба это работало. Работало благодаря отличным боевым и интеллектуальным качествам бойцов и хорошей боевой выучке. Но в этот раз система дала сбой — не было времени на должную подготовку и по секундную отработку штурма, не было опыта подобных операций, не было времени на  разработку тщательного плана, выявились проколы в подготовке снайперов. Иными словами по армейски прямо влететь и всех убить не получилось.
Именно эту провальную операцию армейского спецназа считают главной причиной создания в Израиле профильных подразделений заточенных на освобождение заложников как основное предназначение.

На сегодня спецназ генерального штаба МАТКАЛЬ по прежнему представляет собой одно из самых элитных подразделений Израиля. Из рядов этого подразделения вышла половина всей армейской и политической элиты Израиля. Министры, Главнокомандующие, Командующие Родами Войск, Политики и Премьер Министры.

Сегодня чтоб стать курсантом подразделения необходимо пройти медосмотр, тест на физическую выносливость, один общий для разных спецподразделений и один специальный от МАТКАЛЬ (5 дней), затем еще более детальный медосмотр, психологические тесты и собеседования. Также проверяют на доступ к секретной информации. За время этого процесса отсеиваются многие желающие и лишь единицы получают шанс начать курс молодого бойца. Первых 4 месяца курсанты проводят на общевойсковом КМБ десантной бригады вместе с десантниками, затем переходят к специальной подготовке. Она включает изнурительные физические нагрузки, навигацию на местности с элементами выживания, маскировку на местности, альпинизм, парашютная подготовка, рукопашный бой, обращение с разными видами оружия, разные техники и тактики огневого боя, постоянно делается упор на возможность работам под давлением и стрессом, отрабатываются варианты пленения врагом, работа со спец. средствами и многое другое. Общая продолжительность подготовительных курсов около двух лет. Каждый боец подписывает контракт минимум на год — то есть минимальный срок службы в подразделении четыре года. Имена, лица и фамилии действующих бойцов — засекречены, операции как текущие так и большинство операций прошлых лет тоже. Бойцы не носят отличительных знаков, как правило при выходе в увольнение они одеты в форму десантных войск, красный берет десантника и значок об окончании парашютных курсов.

Зарубежными аналогами МАТКАЛЬ можно считать в относительном порядке — британские SAS, американских «DELTA», российский «Вымпел» и спецназ ГРУ.


Бойцы МАТКАЛЬ на марше.


Боец МАТКАЛЬ позирует с бельгийским пулеметом ФН МАГ, фото сделано в 60х. Тогда официально этого пулемета не было на вооружении Израиля.

Оригинал взят у kolyan_il

Добавить комментарий