Армейские тяжелые авиационные артиллерийские системы.

Как и в области всего остального вооружения тяжелые авиационные артиллерийские системы, разработанные в Японской Империи первой половины 40-х годов отличало большое разнообразие типов систем. Учитывая ярко выраженную конкуренцию между армией и флотом, ни о какой унификации не только самих пушек, но даже и боеприпасов к ним не шло ни какой речи. Флотские и армейские системы разрабатывались по разным техническим заданиям, требования спецификаций которых были очень близки, но вялотекущие попытки объединить усилия разработчиков были предприняты лишь в самом конце войны, когда судьба Империи уже не вызывала иллюзий.

Как и во всех областях жизни Японии, где все подчинено традициям, разработки оружия также имели четко определенные традиции и сферы влияния. Авиационные системы в этом плане не были исключением. Разработкой армейских авиационных пушек традиционно занимались две конкурирующих фирмы. Первая — Nippon Special Steel Co.Ltd., расположеная в Осаке, главным разработчиком оружия в которой был талантливый конструктор оружейник доктор Масая Кавамура (Masaya Kawamura), разработавший в годы войны целый спектр авиационных стрелковых систем, а в послевоенное время ставший чуть не единственным в Японии разработчиком стрелкового вооружения для Сил Самообороны. Второй фирмой являлась одна из самых авторитетных оружейных компаний в Японии «Chu:ou Ko:gyou KK» (дословный перевод «Акционерное общество «Чуо-Индустрия»), возглавляемая выдающимся японским оружейником генералом Киджиро Намбу (Kijiro Nambu). Большая часть пехотного вооружения была плодом труда генерала Намбу. Авиационные пушки и пулеметы не были исключением. Собственно особых ноу-хау в разработках Намбу не было. Но опыт и способности японского инженера позволили ему из уже существующих моделей боевой техники выжимать максимум возможностей. Взяв за базу трофейный американский пулемет Браунинг, Намбу смог довести удачную конструкцию до настоящего совершенства, создав на его базе целый спектр авиационных пушек и пулеметов всех возможных калибров.

Монополию по авиационным системам для флота почти всю войну держала государственная компания «Dai Nihon Heiki KK», созданная специально под лицензионный выпуск 20-мм авиационной пушки «Oerlikon». И лишь в самом конце войны для участия в конкурсе проектов на создание 30-мм авиационной пушки были допущены другие компании, явив в итоге самую совершенную авиационную артсистему – шедевр доктора Кавамура, пушку Тип 5.

В данной работе описывается история создания и применения тяжелых крупнокалиберных авиационных пушек Японии времен 2-й Мировой войны.

Армейские «сухопутные» пушки в авиации

При ярко выраженном разделении японской авиации на морскую и армейскую, командование обеих составляющих имперских ВВС разрабатывали не только свои собственные концепции развития авиации, самолеты очень близкие по параметрам, и даже стрелковое вооружение и боеприпасы к ним. Но в отношении тяжелых пушек на начало войны у армейцев и моряков взгляды были совершенно различны. Морская авиация очень долго вообще пренебрегала тяжелыми авиапушками, больше полагаясь на бомбы и торпеды. Армейская же уже в самом начале войны столкнулась с проблемой борьбы с бронетехникой. Применение 20-мм пушек Но-1 и Но-3 (обозначение армейских авиационных систем «Хо» происходит от сокращения  ?? – Taih?, в английской транскрипции – пушка) с борта тяжелого истребителя Kawasaki Ki-45 “Toryu” для этих целей отчасти доказало эффективность пушечного вооружения. Но 20-мм калибра даже очень мощной пушки Но-3 подчас было недостаточно для уверенного поражения бронетехники. Кроме того, задачи борьбы с небольшими кораблями также требовали более мощной артсистемы. Но даже не решение штурмовых задач явилось главной причиной поиска средств усиления вооружения. Кровопролитные бои на Новой Гвинее, где базировались сентаи, вооруженные “Toryu” выявили то, что армейские истребители почти беспомощны в борьбе с хорошо защищенными и чрезвычайно живучими американскими бомбардировщиками. Не мудрствуя, за базу была взяты серийная модель танковой пушки Тип 98 калибра 37 мм – модификации пехотной полевой пушки Тип 94. Авторство идеи вооружения самолета танковым орудием принадлежит подполковнику (тюса) Arifumi Kumon, начальнику штаба тактического отдела армии (Sanpo Honbu Sakusen-ka), майору (сёса) Takashi Hatao из технического департамента штаба армейской авиации (Koku Hombu) и майору (сёса) Motohiko Fukuhara из департамента вооружений.  Первоначально в качестве носителя танковой пушки рассматривался скоростной двухмоторный разведчик Ki-46-II “Dinah”. Модернизацию разведчиков проводили специалисты фирмы «Tachikawa Technical Research» (Gijutsu Kenkyusho). Параллельно такую же модернизацию провели с истребителями Ki-45 на Армейском авиационном арсенале в городе Tachikawa (Rikugun Koku Kosho). Известно, что в январе 1943 года в качестве эксперимента этим орудием было вооружено шесть или восемь истребителей “Toryu” версии Ki-45 Kai-Koh и столько же разведчиков Ki-46-II “Dinah”, которые были отравлены на Рабаул в качестве перехватчиков и штурмовиков. О каком-либо применении пушечных Ki-46-II нет никакой информации, скорее всего они были потеряны ранее, чем успели вступить в бой и дальнейшего развития не получили, а пушечные “Toryu”, получившие обозначение Ki-45 Kai-Otsu, добились некоторых успехов как в борьбе с тяжелыми бомбардировщиками американцев, так и в штурмовке наземных целей. Позднее, в штурмовую версию Ki-45 Kai-Otsu было модифицировано еще несколько стандартных Ki-45 Kai-Koh. Общее число таких перехватчиков-штурмовиков не превышало 20-25 штук. Наиболее вероятное их применение было ограничено 5-м сентаем, размещенным в Рабауле.

В части размещения пушки Тип98/94 на истребителе “Toryu” у авиационных историков нет единства мнения. Наиболее реалистично мнение авторитетного японского исследователя Ёджи Ватанабе (Yoji Watanabe), который в своей книге «Sohatsu Sentoki Toryu» (1993), утверждает, что пушка Тип98/94 устанавливалась на месте подфюзеляжной 20-мм пушки Но-3 и заряжалась из задней кабины стрелком-наблюдателем. При этом 12.7-мм носовые пулеметы Но-103 были сохранены. Таким образом, внешне версии “Toryu” – базовая Ki-45 Kai-Koh и с 37-мм танковой пушкой Ki-45 Kai-Otsu практически ничем не различались. В Ki-46-II “Dinah” пушка размещалась в носовой части. О скорострельности как таковой говорить вообще не приходилось. По сохранившимся отчетам IJAAF на испытаниях в Рабауле техническая скорострельность Ki-45 Kai-Otsu достигала одного выстрела за 30 секунд, у Ki-46-II “Dinah” — один выстрел за три минуты. Такая разница была следствием размещения пушки у Ki-45 посередине фюзеляжа, так, что казенная часть была в полном распоряжении стрелка, а у Ki-46 казенник пушки находился под ногами летчика, который должен был сам заряжать орудие, отвлекаясь от управления самолетом. В любом случае, едва ли в одном заходе оба самолета могли сделать более одного выстрела.


Танковая 37-мм пушка Тип 98/Тип 94

Судить об эффективности штурмовиков “Toryu” с 37-мм пушками достаточно сложно. Ко времени их появления господство в воздухе японской авиации было уже безвозвратно утрачено. Сама по себе 37-мм пушка Тип98/94 представляла собой обычное танковое орудие с таким атавизмом авиационной артиллерии, как ручная зарядка. Масса орудия составляла 122 кг, а общая длина 1370 мм. Об эффективности подобного вида вооружений говорить не приходиться, времена картонных бипланов и жестяных танков прошли. При этом сама по себе пушка, используя достаточно мощный патрон 37х133R, стреляла 644-граммовым фугасным боеприпасом с начальной скоростью 580 м/с (ряд автором утверждают, что использовался патрон 37х165R от противотанковой пушки Тип 94, но это не верно, в танковом орудии Тип 98 использовался менее мощный боеприпас) и обладала приличной баллистикой, прицельной дальностью до 1500 метров и кинетической энергией до 108 кДж. Вопрос был лишь в вероятности попадания с одного выстрела.



Фугасный снаряд 37x132R для пушки Тип 94

Армейские тяжелые авиапушки «Nippon Special Steel»

 

Разработкой тяжелой авиапушки для армейской авиации в Японии начали заниматься параллельно с попытками приспособить танковое орудие для использования на самолетах. Один из самых плодовитых японских конструкторов оружейников доктор Масая Кавамура (Masaya Kawamura), работавший на фирме «Nippon Special Steel», приступил к разработкам автоматической 37-мм пушки еще в 1941 году. Вероятно, это была инициативная работа конструктора. Итогом послужил ряд опытных образцов 37-мм авиапушек так называемой 200-й серии. Первые версии – Но-201 – для турельных установок и аналогичная Но-202 для фиксированных не вышли из стадии экспериментов. Это были орудия, работавшие на принципе длинного отката ствола, использовавшие патрон 37х133R.


Экспериментальная 37-мм пушка Но-202 с магазинным питанием

Эксперимент оказался не удачным. Патрон был слишком мощным и при стрельбе очередями традиционно легкие конструкции японских самолетов подвергались бы слишком большим нагрузкам. Данных об этих промежуточных разработках не сохранилось, поскольку Кавамура для решения проблемы большой отдачи был вынужден предельно уменьшить мощность 37-мм снаряда и «обрезать» ствол пушки, получившей обозначение Но-203 или Тип 3. Это, безусловно, сказалось на баллистических характеристиках – траектория полета снаряда была далека от прямолинейной, и, соответственно, на прицельной дальности и общей эффективности пушки, которую сложно назвать шедевром.

Пушка Но-203, как и любое орудие, работавшее на принципе длинного отката ствола, имела длительный цикл перезарядки, и, соответственно, низкий темп стрельбы – около 120 выстр/мин. При этом, масса самого орудия была довольно внушительной для таких небольших габаритов (длина ствола 870 мм при общей длине 1540 мм) – 89 кг. Питание патронами осуществлялось из оригинального открытого барабанного магазина – так называемой, бесконечной ленты, — емкостью 15, 18 или 25 патронов. Конструкция этого магазина очень напоминала аналогичную 30-зарядную обойму американской 37-мм пушки М4. Это внешнее сходство послужило поводом для обвинения доктора Кавамуры в плагиате, но вероятнее всего, такого рода обвинения не имели под собой почвы. Пушка Но-203 была разработана еще до вступления Японии во 2-ю Мировую войну и «подсмотреть» американскую конструкцию, например, на трофейной «Аэрокобре» Кавамура вряд ли смог бы.


37-мм авиапушка Но-203

В ряде изданий пушку Но-203 называют модификацией полевой пушки Тип 11 образца 1922 года, это не верно. Авиационное орудие было авторской разработкой Кавамуры. От устаревшей пушки Тип 11 конструктор позаимствовал лишь боеприпас – патрон 37х112R (иногда обозначаемый 37х111мм из-за реального размера гильзы 111.1 мм). Используемые патроны, вероятно, повторяли весь ассортимент, выпускаемых в Японии для пушек Тип 11 – фугасные и фугасно-бронебойные тип 12, тип 13 и тип 94. Фугасный снаряд весил 475 граммов и при начальной скорости 570 м/с, обеспечивал кинетическую энергию 77.2 кДж.




Фугасно-зажигательный патрон 37х112R для пушки Но-203

Производство пушки Но-203 было развернуто на фирме разработчике — «Nippon Special Steel» в 1942 году, однако, вплоть до конца 1943 года штучный выпуск этих орудий серийным было назвать нельзя. Пушка просто не находила спроса в армейской авиации. Позднее, когда применение вышеописанной танковой пушки Тип 94 очевидно потерпело фиаско, к производству подключились армейские арсеналы в Кокура и Нагоя и выпуск приобрел достаточно массовый характер.

Первыми и, пожалуй, единственными серийными самолетами, получившими на вооружение пушку Но-203 были все те же тяжелые двухмоторные истребители Ki-45 “Toryu”. Причем, первые 65 самолетов версии Ki-45 Kai-Koh были модифицированы прямо в полевых условиях. Носовые 12.7-мм пулеметы снимались, а вместо них устанавливалась 37-мм пушка Но-203, 20-мм Но-3 под фюзеляжем сохранялась. Ствол 37-мм пушки торчал из носа самолета на полметра. Эта версия «Убийцы драконов» получила обозначение Ki-45 Kai-Hei или Ki-45 Kai-с. Иногда ее путают с более ранней версией Ki-45 Kai-Otsu. Причина этого лежит на поверхности. После полевой переделки 65 самолетов эта версия была запущена в серию уже на конвейере фирмы Kawаsaki, при этом носовой обтекатель был удлинен и пушка уже не выступала за габариты самолета. 20-мм Но-3 была также сохранена, название Ki-45 Kai-Hei при этом не изменялось, хотя внешне заводская и полевая версии различались сильно. Далее, пушка Но-203 на “Toryu” стала основой вооружения этого самолета. На версии перехватчика Ki-45 Kai-Теi 20-мм пушку Но-3 убрали из-под фюзеляжа, зато за кабиной летчика «на спине» появились пара наклонный пушек Но-5 калибра 20 мм. Кроме того, существовали еще несколько вариантов вооружения истребителя Ki-45 c различными комбинациями артиллерийских систем. Так, например, Ki-45-Kai-Hei-Теi (надо отметить, что система обозначений модификаций и субмодификаций этого двухмоторного истребителя была самой запутанной в и без того непростой идентификационной системе японской армейской авиации. Даже специалисты до сих почти всегда ошибаются в идентификации моделей истребителя Ki-45) модифицировался в полевых условиях. За базу был взят вариант Ki-45 Kai-Hei с носовой 37-мм пушкой Но-203, подфюзеляжной 20-мм Но-3, а сверху под углом к горизонту добавлялись пара 20-мм Но-5. Именно на таком “Toryu” летал в конце войны самый результативный из уцелевших «убийц Крепостей» Исаму Касииде (Isamu Kashiide), закончивший войну с 26 победами над В-29 (по американским данным 7 достоверно уничтоженных В-29). Несмотря на невысокие баллистические характеристики, низкую скорострельность и малую прицельную дальность пушки Но-203, Касииде очень высоко отзывался о мощности этого оружия.

Он вспоминал: «В-29 оснащен 13-ю пулеметами. Если атаковать спереди в твою сторону будут развернуты 10 из них…. Я всегда нападал первым в лоб… Скорость сближения двух самолетов была около 700 км/ч… Огромный бомбардировщик рос в прицеле стремительно, а вражеские стрелки открывали шквальный огонь… если сдавали нервы, я закрывал глаза и считал до трех, затем открывал огонь и резко уходил вниз…».

27 января 1945 года, в небе над Токио, он влепил подобным образом очередь 37-мм снарядов из пушки Но-203 в В-29 «Boy Rover Express» из 878 эскадрильи 499-й бомбардировочной группы США, просто разорвав огромный самолет на куски. Лишь один штурман Р. Хэллоран сумел покинуть развалившийся в воздухе самолет с парашютом.

27.03.45 Касииде в бою над Кюсю заявил три сбитых В-29, причем последнюю он атаковал своим излюбленным способом, в лоб, но когда нажал на гашетку пушек, обнаружил, что снаряды закончились, тогда, по словам летчика, он, поднырнув под вражеский самолет, «вспорол ему брюхо из верхних наклонных пушек». За этот бой в мае 1945 года летчик получил орден «Букосё» 2-й степени – большая редкость в японской практике.




Перехватчики Kawsaki Ki-45 “Toryu” (“Nick”) c установленной в носу 37-мм пушкой Но-203.
Вверху полевая версия с «коротким носом» Ki-45 Kai-Hei или Ki-45 Kai-с.На среднем и нижнем фото заводская «длинноносая» модель Ki-45 Kai-Hei. Помимо 37-мм пушки Но-203 в носу видна подфюзеляжная ниша с 20-мм пушкой Но-3


Модель перехватчика Ki-45 Kai-Теi

Кроме тяжелого истребителя Ki-45 пушка Но-203 планировалась также на ряде опытным машин, ориентированных на борьбу со «Сверхкрепостями». Среди них тяжелый перехватчик Kawasaki Ki-102 Koh “Randy”, проект двухмоторного «тяни-толкая» Tachikawa Ki-94-I, двухмоторные перехватчики Kawasaki Ki-96; Ki-108. Есть информация, что небольшая партия, не более десятка, перехватчиков Nakajima Ki-44-IIc “Shoki” были вооружены парой крыльевых Но-203, хотя, откровенно, эта информация сомнительна, ни одной фотографии этого варианта нет, возможно, что за пушку Но-203 принимают 40-мм «реактивную» Но-301.


57-мм автоматическая пушка Но-401. Характерное внешнее отличие от 37-мм Но-203 в небольшом дульном тормозе

Развивая удачную в целом конструкцию 37-мм пушки, доктор Масая Кавамура в 1943 году разработал более мощную систему под маломощный патрон 57х121R для 57-мм танковой пушки Тип 97. Схема автоматики новой 57-мм авиапушки, работавшее на принципе длинного отката ствола, получившей обозначение Но-401, полностью повторяла более раннюю Но-203 калибра 37 мм. Две пушки даже внешне были очень похожи и отличались лишь габаритами и наличием у 57-мм варианта небольшого дульного тормоза. Габариты, впрочем, подросли незначительно (общая длина пушки составляла 2040 мм, длина ствола – 1000 мм). Масса орудия 150 кг, что для такого калибра было немного. Питание пушки Но-401 осуществлялось из замкнутого магазина барабанного типа, аналогичного, примененного на 37-мм Но-203. Емкость магазина составляла 17 патронов. К сожалению, не смотря на хорошие для такого калибра массо-габаритные параметры, Но-401 унаследовала от предшественницы и все негативные характеристики – параболическую траекторию снаряда, характерную для короткоствольной системы и малой мощности разгонного заряда. И, соответственно, малую начальную скорость фугасного снаряда массой 1.5 кг – всего 495 м/с. Темп стрельбы пушки составлял около 80 выстр/мин. Это предопределило потенциальное использование орудие исключительно для штурмовых операций, когда в одном заходе было возможно сделать лишь один прицельный выстрел – отдача была значительной и сбивала прицел.




Авиационная 57-мм пушка Но-401. Монтаж орудия в носовой части штурмовика Kawasaki Ki-102 Otsu «Randy»



Штурмовик Kawasaki Ki-102 Otsu «Randy»

Тем не менее, пушка была запущена в серию на армейском арсенале в Нагоя, также некоторое количество этих орудий, вероятно лишь установочную партию, выпустили на фирме-разработчике «Nippon Special Steel». Точное количество изготовленных орудий Но-401 неизвестно, наиболее вероятно это цифра в районе 500 штук. Единственным самолетом, который был спроектирован под эту систему, стал тяжелый двухмоторный штурмовик Kawasaki Ki-102 Otsu “Randy”, в котором Но-401 компактно располагалась в носовой части, лишь слегка выступая за габариты самолета. Этих машин в 1944-45 году было построено 215 штук, но в боях они почти не применялись – их берегли для противодействия ожидаемой высадке союзников на Японские острова. Позднее, часть этих штурмовиков перевооружили новыми 37-мм пушками Но-204, превратив в тяжелые перехватчики.


Гильзы предельно облегченного патрона 57х121R для пушки Но-401

Еще одним проектом доктора Масая Кавамура (Masaya Kawamura) стало 57-мм орудие Но-402, которое разительно отличалось от пушки Но-401 того же калибра. Предыстория этого проекта лежала в 1941 году, когда за несколько месяцев до начала войны на Тихом океане, по распоряжению Koku Hombu в расположенном в городе Тачикава Армейском авиационно-исследовательском институте «Rikugun Kokugijutsu Kenkyujo», сокращенно Giken или Kogiken, были начаты исследования по вопросу создания тяжелого двухмоторного истребителя. Для этого в институте был создан коллектив из специалистов нескольких японских авиастроительных фирм. Первоначально предполагалось, что новый самолет будет представлять собой одноместный дальний истребитель сопровождения. Однако в июле 1942 года конструкторский коллектив был распущен, а входившие в его состав инженеры из различных фирм были отозваны для решения более срочных задач. Машину же было решено переквалифицировать в тяжелый многоцелевой истребитель-штурмовик, предназначенный для действий на малых и средних высотах и одновременно способный поражать сильнобронированные наземные и надводные цели. Для ускорения работ в институт было направлено несколько инженеров из 1-го авиационного арсенала армии, расположенного в городе Тачикава. Исходя из новых задач, самолет было решено вооружить пушкой, большого для авиации калибра – 57-мм. Первоначально была запланирована только находящаяся в разработке новая короткоствольная пушка Но-401.

22 февраля 1943 года проект нового самолета был одобрен Koku Hombu и получил обозначение Ki-93. К тому времени когда Кi-93 уже начал приобретать очертания, военная ситуация в Японии стала уже очень тяжелой. Япония страдала от почти ежедневных налетов В-29, а на горизонте все отчетливее маячило вторжение США в Японию. Было срочно необходимо искать средства борьбы как с почти неуязвимыми В-29, так и с ожидавшимся флотом вторжения союзников. В результате Ki-93 мог бы стать и тем и другим, сложись его судьба несколько удачнее. Когда «Rikugun Kokugijutsu Kenkyujo» приступила к формированию окончательного облика для будущего Кi-93, пришла идея, что создаваемый самолет мог бы одинаково хорошо решать задачи и анти-бомбардировочных операций, и противокорабельные функции. Неудовлетворительные баллистические характеристики пушки Но-401 не позволяли использовать ее для воздушного боя, ввиду этого доктор Кавамура в начале 1944 года приступил к разработке нового орудия того же калибра, но под значительно более мощный патрон 57 x 477 R (масса фугасного снаряда 2.7 кг), разработанный для новейшей противотанковой/танковой пушки, впрочем, так и не воплощенной в металл. Разработка нового автоматического орудия, получившего обозначение Но-402, шла параллельно с проектом Ki-93. При этом фирма «Nippon Special Steel» работала в тесном контакте со специалистами «Rikugun». Собственно весь проект штурмовика строился вокруг этой пушки, а пушка создавалась под проект самолета.


Истребитель штурмовик Rikugun Ki-93 Koh.


57-мм пушка Но-402 должна была располагаться в массивной подфюзеляжной гондоле.



Судя по сохранившимся фотографиям испытания штурмовика Ki-93 Koh, в ходе единственного полета на борту пушки Но-402 не было. Видно, что пушечная подфюзеляжная гондола пуста.

Но-402 должна была размещаться в огромной подфюзеляжной гондоле с барабанным магазином на 30 патронов. Информация об этой разработке, увы, весьма отрывочна. Известно лишь, что пушка работала на основе длинного отката ствола длиной около 3 метров. Подача патронов осуществлялась за счет энергии отдачи. Опытный вариант штурмовика Ki-93 был практически готов, когда выяснилось, что масса его слишком велика. Пришлось жертвовать боекомплектом орудия. 30-зарядный магазин был уменьшен в полтора раза, сократив запас снарядов до 20 штук. В апреле 1945 года первый опытный штурмовик Ki-93 Koh поднялся в воздух, но первый же полет оказался последним. Самолет потерпел аварию при посадке на вязкий грунт и вскоре был уничтожен налетом американской авиации, при этом, судя по сохранившимся фотографиям, в ходе испытательного полета, пушки на самолете не стояло. Второй некомплектный прототип Ki-93 Koh был захвачен американцами  на аэродроме Такахаги в префектуре Саитама, вывезен в США и там доукомплектован и испытан.

По сохранившимся отчетам масса орудия Но-402 составляла около 400 кг, темп стрельбы достигал 80 выстр/мин, начальная скорость снаряда 700 м/с.

Дальнейшее развитие проекта тяжелого штурмовика предполагало создание чисто противокорабельного варианта Ki-93 Otsu, вооруженного еще более мощной системой – Но-501 калибра 75 мм. Информация об этой системе еще более разнородна. Наиболее авторитетный эксперт в области стрелкового вооружения – Тони Уильямс считает, что проект Но-501 – это увеличенный вариант 57-мм пушки Но-401 с характерным коротким стволом и барабанным механизмом подачи, разработанный специалистами Армейского арсенала Кокура.

Ориентировочные данные по этому проекту – общая масса системы 450 кг, темп стрельбы – до 80 выстр/мин, начальная скорость снаряда 500 – 550 м/сек. Другие источники предполагают, что проект Но-501 – некая модификация зенитной 75-мм пушки Тип 88 с автоматической подачей снарядов, но эти данные скорее всего ошибочны, поскольку известно, что проект оснащения автоматикой пушки Тип 88 обозначался как Но-505 и разрабатывался в армейском арсенале Кокура. Тип снаряда, предполагаемого к использованию в Но-501 неизвестен.

Тяжелые авиационные артиллерийские системы фирмы «Chu:ou Ko:gyou KK»

Другим разработчиком авиационных артиллерийских систем являлась фирма «Chu:ou Ko:gyou KK», возглавляемая выдающимся японским оружейником генералом Киджиро Намбу (Kijiro Nambu). Основным направлением в разработках авиационных артиллерийских систем конструкции этой компании было развитие трофейных американских пулеметов Браунинг. После адаптации конструкции Браунинга М2 под японский патрон 12.7х81SR, явивший японский аналог американского пулемета под обозначением Но-103, появилась одна из лучших пушек Второй Мировой войны в классе 20 мм – Но-5, ставшая основой вооружения японской армейской авиации. Не останавливаясь на результате, специалисты фирмы приступили к дальнейшей переработке знаменитого полудюймового Браунинга в части увеличения мощности системы, явив миру едва ли не самые лучшие авиационные орудия в классе 30 мм (Но-155) и 37 мм (Но-204).

Если бы Вторая Мировая война продолжалась бы и в 1946 году, 30-мм пушка Ho-155 (часто ее некорректно называют Но-105, что, вероятно, пошло от давней опечатки, допущенной в послевоенном докладе американской технической комиссии, работавшей с трофеями) стала бы основным оружием японских армейских истребителей нового поколения. Первые серийные образцы пушки Но-155 начали устанавливать на армейские истребители в начале 1945 года, но до массового применения этого орудия дело так и не дошло, хотя производство его шло полным ходом.


Сравнительные размеры японских крупнокалиберных «Браунингов»
Сверху вниз: Экспериментальная 25-мм Но-51, 37-мм Но-204, 30-мм Но-155-I, 30-мм Но-155-II

История Но-155 началась в 1942 году, когда технический отдел Koku Hombu сформулировал требования на замену только что поступившей на вооружение 20-мм пушки Но-5. Спецификация предусматривала увеличение мощности снаряда при сохранении высоких параметров скорострельности, прицельной дальности и превосходных баллистических характеристик Но-5. Итогом разработки фирмы «Chu:ou Ko:gyou KK» и Третьим авиационным арсеналом армии «Tachikawa» стали два проекта 25-мм пушек. Обе пушки Но-51 и Но-52 базировались на предыдущем варианте 20-мм Но-5 – очень удачной пушки – модификации трофейного американского полудюймового Браунинга АN-M2. Информация об этих проектах весьма скудна. Обе пушки, являясь, по сути, близнецами, отличались мощностью патрона. Но-51 использовала менее мощный патрон 25х115 мм, а подача боеприпасов осуществлялась из ленты с распадающимися звеньями. В разработанной параллельно Но-52, при таком же снаряде, использовался более мощный заряд увеличенной гильзы — патрон 25х150 мм. В процессе испытаний выяснилось, что второй вариант излишне мощный и его внедрение в серию требовало капитальной переработки системы гашения отдачи, поскольку уже отработанного в серии пружинно-гидравлического буфера пушки Но-5 оказалось не достаточно, и проект был отброшен. Таким образом, решено было остановиться на варианте Но-51. В течение 1943-44 года было выпущено около десятка пушек Но-51, но, по всей вероятности, их так нигде и не применяли и от серийного производства отказались. Причины лежали в разведданных, полученных из США о проводимых испытаниях новейшего бомбардировщика В-29. Оценив полученные данные, в 1943 году Koku Hombu пришел к выводу, что калибр 25 мм недостаточен для борьбы с новыми американскими тяжелыми бомбардировщиками и приказал сосредоточить усилия в работе над 30-мм вариантом. Определенный резон в этом был. Так 25-мм снаряд содержал в полтора раза больше взрывчатки, чем 20-мм такой же длины, в то же время 30-мм уже превосходил 20-мм по количеству ВВ в 2.25 раза. Работа по дальнейшему увеличению калибра Браунинга представлялась на первый взгляд предельно простой – лишь увеличить до 30-мм ствол и камору патронника, при сохранении всего механизма пушки. Даже гильзу патрона сохранили от 25-мм Но-51, лишь раздав ее горловину под новый патрон 30х115 мм. Однако, на практике, как это обычно бывает, все оказалось не настолько просто, как мыслилось на первый взгляд. Строго говоря, пушку Но-155 уже нельзя было назвать смасштабированной копией Браунинга. 30-мм снаряд был значительно тяжелее и требовал больше энергии для сохранения баллистических характеристик. Если приемник и внутренний механизм затвора остался без изменения от пушки Но-51, то подвижный ствол с хвостовиком значительно потяжелел и потребовал дополнительной поддержки. Ко всему прочему, 30-мм патрон пушки оказался слишком мощным, и для гашения избыточной энергии его заряда стандартного пружинно-гидравлического буфера уже было недостаточно. Потребовалось применить также дульный тормоз, который в несколько измененном виде перекочевал в еще более мощный проект 37-мм пушки Но-204 (Тип 4). Не оправдали надежды и характеристики орудия. Попытка повторить пушку Но-5 увеличенной мощности при сохранении всех преимуществ меньшего калибра – высокую скорострельность, компактность и легкость, очевидно провалилась. Хотя надо отдать должное японским оружейникам, пушка Но-155 действительно для своего класса превосходила все аналогичные системы в мире. Достаточно сказать, что при длине 1.93 метра, масса 50 кг была рекордно мала для такого калибра. При этом, начальная скорость 700 м/с обеспечивала настильность траектории и эффективность стрельбы до 2 км. А практическая скорострельность до 500 выстр/мин. обеспечивала высокую эффективность орудия. Таким образом, по комплексу параметров 30-мм Но-155 была вполне сравнима с 20-мм пушкой «Испано», состоявшей на вооружении у союзников, одновременно превосходя ее мощностью более, чем в два раза. Кроме того, следует отметить, что изначально пушка Но-155 была спроектирована как под правую, так и под левую подачу ленты с распадающимися звеньями, условно бесконечной длины, ограниченной лишь вместимостью патронных ящиков самолета.


30-мм авиапушки Ho-155-I вверху и Ho-155-II внизу

Очевидным недостатком пуши Но-155, по крайней мере, с точки зрения технических специалистов Koku Hombu, были ее габариты, не позволявшие установить ее на серийные истребители армейской авиации – она просто не вписывалась в стандартные пушечные порты, разработанные под 20-мм Но-5, требуя переработки конструкции самолета. Поэтому, не смотря на организацию серийного производства на производственных площадях Армейского Арсенала в Нагоя и более или менее массовый выпуск, нет никаких свидетельств или фотографий, чтобы это орудие устанавливали на серийные одномоторные истребители. Параллельно с серийным выпуском, генерал Намбу прилагал все усилия для того, чтоб вписать новое орудие в габариты пушечных портов серийных истребителей Ki-61 (над двигателем в синхронном варианте) и Ki-84 (в крыльевом варианте). Результат появился очень быстро. Орудие, обозначенное как Но-155–II gata (или модель 2) было запущено в серию параллельно с первым вариантом, обозначенным, соответственно Но-155- I gata. В новом варианте была значительно переработана затворная рама и ствольная коробка в части уменьшения занимаемого объема, конструкция была облегчена (44 кг), ствол стал короче – общая длина 1.51 м. Технические же данные по скорострельности и начальной скорости были сохранены. Так же как и модель 1 Но-155-II выпускалась как с правой подачей ленты (Ho-155-I Оtsu), так и с левой (Ho-155-II Koh). Производство в Нагоя нового орудия только набирало темпы, к концу 1945 года планировалось полностью сменить в производстве Ho-155-I, а к 1946 году и 20-мм пушку Но-5. По понятным причинам этого осуществить не удалось. К тому же, катастрофическое положение с сырьем в Японии к 1945 году сказались и на качестве выпускаемых орудий. Отсутствие легирующих элементов – хрома, никеля, марганца сказались на качестве стали и стойкости деталей пушки. Да, собственно, и не только Но-155, качество превосходной пушки Но-5 к концу войны также оставляло желать лучшего. Этот постулат также применим к любой японской технике конца войны.


Японские авиапушки в музее ВВС США Райт-Паттерсон AFB, штат Огайо.
Снизу вверх: 30-мм Ho-155-I (с демонтированным дульным тормозом); Ho-155-II, 12.7-мм пулемет Но-103 и 20-мм пушка Но-5

Практическое применение на фронте пушек Но-155, установленных на самолетах доподлинно неизвестно. Из серийных самолетов известно, что было выпущено несколько штук (не более полутора десятков) истребителей Ki-84-Ic “Hayate”, также было построено несколько штук истребителей Ki-61-I- Kai-d “Hien” На обеих машинах пушки Но-155 располагались в крыльях, а синхронные пулеметы Но-103 над двигателем. О применении этих самолетов в боях ничего не известно, сохранились лишь несколько фотографий истребителя Ki-84 с крыльевыми 30-мм пушками. Более поздние японские армейские истребители, существовавшие к моменту капитуляции лишь в опытных образцах, в обязательном порядке предполагали к вооружению пушки Но-155. При этом, более мощные Но-155- I предполагались к установке на двухмоторные самолеты, Но-155- II – на одномоторные.



Крыльевая установка 30-мм пушек Но-155 на истребителе Nakajima Ki-84-Ic “Hayate”.

Среди перспективных машин, которые должны были нести 30-мм пушки Но-155 — высотные перехватчики Nakajima Ki-87; Tachikawa Ki-94; двухмоторные истребители Mitsubishi Ki-83; Kawasaki Ki-102c. Но конец войны положил конец этим планам.

До нашего времени сохранились лишь несколько образцов пушек Но-155. Один — Ho-155-I Otsu с правой подачей ленты, серийный номер 108 выпуска февраля 1945 года находится в музее ВВС США Райт-Паттерсон AFB, штат Огайо. В этом же музее находится Ho-155-II Koh с левой подачей ленты, серийный номер 433 выпуска марта 1945 года. Еще один образец Ho-155-II Otsu, серийный номер 306 выпуска января 1945 года с правой подачей ленты стал экспонатом английского музея Pattern MOD, Ноттингем.

Другой разработкой фирмы «Chu:ou Ko:gyou KK» стала 37-мм пушка Но-204 (иногда встречается обозначение Тип 4). В основе этой системы также лежала конструкция американского полудюймового Браунинга, являясь самой большой системой на основе этого американского пулемета. Разработка Но-204 началась практически одновременно с аналогичной системой 30-мм калибра Но-155 тем же конструкторским коллективом фирмы. Серийный выпуск осуществлялся на армейских арсеналах Кокура и Нагоя. Ввиду того, что, в отличие от Но-155, это орудие никогда не планировалось для вооружения одномоторных истребителей, конструктора не были так связаны с массо-габаритными параметрами пушки. Поэтому первые серийные образцы Но-204 появились даже несколько раньше, чем Но-155. Это мощное орудие было, пожалуй, самой крупной серийной системой, работавшей на основе короткого отката ствола. Общая длина пушки составляла 2470 мм, а длина ствола 1300 мм. При таких габаритах пушка оказалась довольно легкой – 144 кг не считая боеприпасов. Питание патронами осуществлялось из ленты с правой или левой стороны. Под пушку был разработан новый боеприпас – унитарный патрон умеренной мощности 37х145R. На первый взгляд ни длина гильзы, определяющая массу разгонного заряда, ни масса самого фугасного снаряда (475 грамм), ни начальная скорость снаряда (710 м/с) особо не впечатляли, по сравнению с импортными системами такого же калибра. Снаряд пушки Но-204 обеспечивал кинетическую энергию всего лишь 120 кДж, что было соизмеримо с американскими пушками М4 и М10 и значительно меньше советской НС-37, немецкой ВК-3.7 или американской М9. Но практический темп стрельбы, доходивший до 400 выстр/мин, унаследованный от американского Браунинга примерно в 2 – 2.5 раза превосходил любой из вышеперечисленных образцов. Кроме того, длинный ствол орудия обеспечивал отличную баллистику. И именно благодаря этим параметрам по комплексу характеристик японское орудие можно смело назвать лучшей авиационной пушкой этого класса. Правда, проблемы, характерные для Японии конца войны, не позволили ни организовать крупносерийное производство орудия, ни обеспечить качественный уровень.


37-мм авиапушка Но-204 – самая мощная модификация трофейного американского пулемета Браунинг



Модификация перехватчика Kawasaki Ki-102 Otsu “Randy”с 37-мм пушкой Но-204 в носовой части

Пушка Но-204 официально поступила на вооружение армейской авиации в сентябре 1944 года, правда ввиду внушительных габаритов, не позволявшим установить ее на большинстве серийных армейских истребителей, ее применение было довольно ограниченным. Единственным самолетом, применившим ее в бою, была истребительная версия дальнего двухмоторного разведчика Mitsubishi Ki-46 “Dinah”. Этот вариант получил традиционно длинное японское обозначение «Hyakushiki San-Gata Shireibu Teisatsuki Kaizoh Bohkuh Sentohki», что можно перевести как «Базовый разведчик Тип 100 модель 3, модифицированный в перехватчик ПВО» или короткое обозначение Ki-46-III Otsu-Hei. Пушка Но-204 в этом варианте располагалась за кабиной летчика под углом 70 градусов вперед-вверх и дополнялась парой носовых 20-мм Но-5. Боекомплект пушки Но-204 точно не известен. Ввиду того, что пушка комплектовалась лентой с распадающимися звеньями, теоритически боекомплект ограничивался лишь внутренним объемом патронного ящика, размещенного на самолете. Конкретно для перехватчика Ki-46-III Otsu-Hei встречались данные и 15, и 45, и 60 патронов носимого боекомплекта пушки Но-204. Вероятно, экипажи перехватчиков сами сокращали боекомплект, стараясь облегчить самолет, чтобы поднять характеристики скорости и скороподъемности машины. На 1-м Армейском арсенале в Тачикава было модернизировано 55 разведчиков “Dinah”, еще 20 штук прямо на конвейере было переделано на заводе Mitsubishi. Это количество истребителей, очевидно, не смогло как-то повлиять на воздушное наступление американцев, тем более, что особыми успехами пилоты эрзац-перехватчиков “Dinah” похвастаться не могли, во всяком случае, официально подтвержденных побед за ними не значится.

Другим носителем пушки Но-204 стал двухмоторный штурмовик Kawasaki Ki-102 Otsu “Randy”. Изначально вооруженный 57-мм пушкой Но-401, о которой речь шла выше, Ki-102 предназначался прежде всего в качестве охотника за десантными судами союзников. Часть серийных штурмовиков была модифицирована в истребители с заменой пушки Но-401 на 37-мм Но-203 (модель Ki-102 Koh). Но ввиду того, что пушки Но-203 и Но-401 обладали не слишком хорошими баллистическими характеристиками для воздушного боя, часть серийных Ki-102 прямо в частях перевооружили длинноствольными пушками Но-204. По некоторым сведениям количество таких машин достигало 50 штук, которые использовались в ПВО метрополии. Успехи их, впрочем, неизвестны.



Модификация перехватчика Ki-46-III Otsu-Hei. Пушка Но-204 в этом варианте «Дины» располагалась за кабиной летчика под углом 70 градусов вперед-вверх и дополнялась парой носовых 20-мм Но-5.

Еще одним проектом, впрочем, так и не успевшим подняться в воздух, предполагавшим к вооружению пушку Но-204, был перспективный истребитель-штурмовик Ki-98, спроектированный специалистами манчжурской фирмы Mansy?.

В конце 1944 года на «Chu:ou Ko:gyou KK» была предпринята попытка облегчения конструкции Но-204. В этой связи была разработана версия 37-мм пушки Но-205, в которой конструктора пошли по тому же пути, по которому шли параллельно на 30-мм версии Но-155-II, то есть «обрезали» ствол и перепроектировали ствольную коробку. Но работы по проекту Но-205 так и не были завершены до конца войны.


Проект перехватчика Mansy? Ki-98, основу вооружения которого составляла 37-мм пушка Но-204, так и не успел подняться в воздух

Реактивные пушки Киджиро Намбу

Одной из самых оригинальных конструкций, воплощенных в фирме под руководством генерала Намбу была 40-мм реактивная артиллерийская система Но-301. В основе проекта лежала идея 50-мм «коленного» гранатомета-миномета Тип 10 (гладкоствольного) и его более поздней модели — Тип 89 (с нарезным стволом), которые массово применялись японской армией с первого до последнего дня войны, а трофейные с удовольствием использовали и союзники.


50-мм «коленный» гранатомет Тип 89 и реактивный снаряд к нему


прототип для дальнейшей разработки пушки Но-301

Безгильзовый снаряд этого оружия делился на две части – боевую, содержащую взрывчатку и маршевую камеру с небольшим пороховым зарядом и донышком с рядом концентрических сопел. Пороховой заряд, воспламеняясь, разгонял снаряд в стволе миномета и сгорал еще до выхода снаряда из ствола. Конструкция, разработанная Киджиро Намбу (Kijiro Nambu) еще в 1921 году, соблазняла своей простотой. Ведь при создании на основе такого реактивного снаряда артиллерийской системы в конструкции ее можно было отказаться от сложного механизма запирания ствола, затвора, как такового, противооткатной системы. Это позволяло использовать весьма мощные снаряды в очень легкой и компактной пушке очень большого для авиации калибра. К очевидным недостаткам такой системы относилась явно небольшая начальная скорость снаряда, допустимая для минометной стрельбы по крутой параболической траектории, но для ствольной артиллерии это было серьезной проблемой.

Разработкой ракетно-артиллерийской системы на фирме занялись в 1941 году. 50-мм калибр снаряда миномета Тип 89 посчитали излишним, смасштабировав его до 40 мм. Работа была инициативная и шла по остаточному принципу, поскольку армия не видела острой необходимости в такого рода орудиях. Первые встречи с тяжелыми бомбардировщиками США в боях над Гуадалканалом показали очевидную слабость японского вооружения для борьбы с этими весьма малочувствительными к повреждениям машинами. Тем более по полученным разведданным к серийному выпуску в США готовился еще более мощный бомбардировщик – будущая Суперкрепость В-29. Идея уничтожения тяжелых бомбардировщиков с одного попадания из пушек крупного калибра выглядела соблазнительно. При том, что перспективное орудие Но-301 позволяло разместить его даже на одномоторных истребителях.

Конструктивно пушка Но-301 получилась очень простой, легкой для своего калибра – всего 49 кг, и компактной – общая длина составляла 1485 мм, а длина ствола 780 мм. Принцип действия пушки с полусвободным затвором отдаленно напоминал зенитное орудие «Oerlikon». Энергия отдачи при выстреле передается на механизм затвора и гасится мощной пружиной сжатия. Боек приводится в действие механически в процессе движения затвора.


«Реактивное» орудие Но-301 калибра 40 мм. Деталировка (вверху) и на испытательном стенде во время испытаний в США после войны (внизу)

Основным отличием от традиционной конструкции авиапушки является применение поршневого затвора без его блокировки в крайнем переднем положении, когда патрон уже находится в казеннике. Поршень затвора имел три разрезных уплотнительных кольца для уменьшения утечки пороховых газов.



Пушка Но-301 с правой и левой подачей снарядов

Подача патронов осуществлялась из коробчатого магазина ёмкостью 10 патронов. Магазин пристыковывался к приемнику с помощью подпружиненных штифтов и располагался в верхней части приемника, как слева, так и справа в зависимости от монтажа пушки в самолете.

Шептало, представлявшее собой подпружиненный рычаг на оси, расположенный в задней нижней части приемника, одним концом входило в зацепление с затвором и удерживалось во взведенном состоянии пружиной. Спуск производился парой установленных тандемом электрических соленоидов, работающих от 24-вольтовой бортовой сети самолета. Автоматическая стрельба производится при освобожденном шептале и прерывалась при включении электромагнитных соленоидах, которые оттягивали шептало в заднее положение, блокируя ударный механизм.

К сожалению, полностью обойтись без буфера не удалось, но его конструкция и габариты по сравнению с классическими системами были значительно упрощены. Для гашения излишков энергии отдачи использовался небольшой масляный гидроцилиндр, поддерживаемый стальной пластиной и парой пружин, свитых из стальной проволоки квадратного сечения.

Для крепления пушки на самолете использовался универсальный кронштейн-адаптер, выполненный из стальной трубы. Этот кронштейн позволял производить некоторые коррективы при установке пушки на самолет, упрощая процесс корректировки прицела и наземной пристрелки оружия.



40-мм «реактивное» орудие Но-301



Схемы и фотографии реактивного боеприпаса к пушке Но-301 – снаряд 40х129 мм

Интерес, также представляет конструкция 40-мм снаряда к пушке. Полный снаряд массой 585 грамм, как уже указывалось выше, разделен на две части. Передняя, боевая фугасная часть содержит мощный заряд взрывчатки массой 56.7 граммов. Причем разрывной заряд делился на две части. В головной части, примыкающий к ввинчивающемуся взрывателю контактного действия, помещалась пикриновая кислота, а за ней основной заряд тротила. В задней части на резьбе крепится разгонная часть снаряда в виде небольшой цилиндрической чашки, куда помещается разгонный пороховой заряд, состоящий из двух цилиндрический пороховых шашек суммарной массой 10 граммов. Каждая шашка упакована в вощеную бумагу. В хвостовой части снаряда расположены 12 отверстий диаметром 4 мм, расположенных по окружности, и служащих в качестве реактивных сопел. Посередине расположено отверстие, где помещался капсуль детонатор. Внутри разгонного блока пороховые шашки уложены в тонкостенную алюминиевую емкость с отверстием под запал. Предохранитель в снаряде стандартный, центробежный инерционного типа. Длина снаряда составляла 129 мм, корпус – стальной, штампованный, с толщинами стенок — 4 – 5 мм. Диаметр самого тела снаряда составлял 39 мм. Ближе к хвостовой части располагался латунный ведущий поясок диаметром 41 мм.


Перехватчик Nakajima Ki-44-IIc-Kai или Ki-44-II-Hei-Kai «Shoki», с парой крыльевых «реактивных» 40-мм пушек Но-301

Проект пушки Но-301 получил высокий приоритет и к июлю 1943 года прототип ее был готов и поступил на испытания. И хотя пробные стрельбы выявили крайне низкую начальную скорость снаряда – всего 246 м/с, мало отличающуюся от скорости «коленного» гранатомета Тип 89, скорострельность орудия оказалась очень высокой – 450 – 475 выстр/мин. Правда, малый боекомплект из 10 патронов сводил на нет эту характеристику. Тем не менее, армейский авиационный штаб Koku Hombu предпочитал не замечать очевидные недостатки орудия и приказал немедленно готовить массовый выпуск пушки на заводе «Chu:ou Ko:gyou KK» и Армейском авиационном арсенале в Нагоя. Были также предприняты работы по поиску подходящего носителя, куда можно было бы установить новую артсистему. Выбор был очевиден – в наибольшей степени функциям пушечного перехватчика подходил новейший истребитель-перехватчик фирмы Nakajima Ki-44-II «Shoki», получивший у союзников кодовое обозначение «Tojo». Пара пушек Но-301 прекрасно вписывались в профиль крыла истребителя. Эта модель «Shoki», обозначенная как Ki-44-IIc-Kai или Ki-44-II-Hei-Kai (иногда встречается обозначение Ki-44-IIv Kai) была запущена в производство в мае 1944 года. Первые же испытания в воздухе нового орудия выявили то, что было очевидно с самого начала. Малая начальная скорость снаряда позволяла вести огонь по цели максимум со 150 метров, что при атаке такой «жертвы», как «Суперкрепость» было форменным самоубийством.

Тем не менее, летом 1944 года из этих перехватчиков была сформирована первая авиачасть – 22 сентай (полк). Предполагалось «обкатать» новое оружие в боевой обстановке. Однако применить их по прямому назначению удалось еще не скоро. Готовящаяся высадка союзников на Филиппины требовала усиления ПВО островов. Созданные для перехвата тяжелых бомбардировщиков над Японией, первые из выпущенных «Shoki» с тяжелым вооружением были доставлены на Лусон в сентябре 1944 года, добавив свои истребители «Shoki» к «обычным» Ki-44 более ранних версий 2-й авиационной дивизии JAAF в составе 44-го, 29-го и 246-го сентаев в центральной и южной части Филиппин, базирущихся на аэродромах Кларк Филд и Николс Филд. После вторжения союзников на Лейте в октябре 44-го 22-й сентай, насчитывающий лишь 24 истребителя Ki-44-II-Hei-Kai так толком и не успел повоевать. Большинство из его пушечных перехватчиков были расстреляны американской авиацией на земле. Когда американские войска исследованы их остатки на Кларк Филд 14 февраля 1945 года, был обнаружен один уцелевший Ki-44-II-Hei-Kai, дав союзникам наглядно посмотреть, с чем им предстоит столкнуться в боях над Японией.

Всего было выпущено около 400 Ki-44-II-Hei-Kai, вооруженных 40-мм пушками Но-301. В основном они поступали на вооружении сентаев, расквартированных в метрополии. Целенаправленно укомплектованием отдельно взятых частей этой моделью «Shoki» никто, похоже не занимался. Тяжеловооруженными «Shoki» просто направлялись как пополнение в самые разные сентаи, имевшие на вооружение этот тип истребителя более ранних моделей. По-видимому, наибольшее количество пушечных перехватчиков числилось в 47-м сентае в Чофу в составе Восточного оборонительного сектора в Японии под Токио. Известно, что многие из Ki-44-II-Hei-Kai в процессе эксплуатации были модернизированы в полевых условиях. Неэффективные 40-мм пушки Но-301 с них демонтировались и заменялись на менее мощные, но гораздо более дальнобойные 20-мм Но-5.

Пушечные «Shoki» не были особенно успешными, хотя японские радио и сообщило о десяти сбитых В-29 над заводом Nakajima в Musashino в ходе налета 19 февраля 1945 года, в котором перехватчики Ki-44-IIс-Kai атаковали армаду из 120 американских бомбардировщиков. Два американских бомбардировщика, как утверждается, были уничтожены таранами. Японское сообщение было верно лишь отчасти, американская сторона подтвердила потерю шести бомбардировщиков из 119, с двумя из них таранным ударом японских истребителей. Из четырех других потерь, только один был сбит над целью, один упал в океан при возвращении, и оставшиеся два были потеряны в ходе аварийной посадки. В американском докладе также указано, что японцы 570 раз атаковали формацию, потеряв при этом 39 истребителей, плюс 16 «вероятно» и 37 были повреждены. Однако, один из В-29, сумевший вернуться на базу, привез с собой «привет» от японских перехватчиков – 40-мм снаряд пушки Но-301 оставил в фюзеляже дыру диаметром свыше 2 метров!

Некоторое количество вооруженных 40-мм пушками Ki-44-II-Hei-Kai попало в 85 сентай, дислоцированный в Бирме и применялось в качестве штурмовиков. Правда малая дальность пушки Но-301 не позволила реализоваться ей и в этом качестве.


Оснащенный поисковым радаром двухмоторный перехватчик Kawasaki Ki-45-Kai-Bo или Ki-45 Kai-e «Toryu». Единственное вооружение его составляла 40-мм пушка Но-301

Другим самолетом, на котором была опробована пушка Но-301 был двухмоторный перехватчик Kawasaki Ki-45 «Toryu». Появление этой версии Ki-45 связано с разработкой в Японии первого авиационного радара, получившего название «Dempa hyoteki »  — буквально «Радиомишень», получившего в серии обозначение «Таки-2». Радар монтировался на «Toryu» ранних версий с «коротким» носом в носовой части и спереди прикрывался прозрачным обтекателем. Радиолокационное оборудование весило без малого тонну из-за чего приходилось демонтировать почти все вооружение. Для создания приемлемой огневой мощи на месте подфюзеляжной 20-мм пушки решено было установить новую 40-мм Но-301. Перехватчик получил обозначение Ki-45-Kai-Bo или Ki-45 Kai-e. Всего было выпущено 12 таких машин. Об их боевом применении информации нет.

Любопытно, что еще до окончания войны пушка Но-301 попала в руки американской разведки и была переправлена в США. На Абердинском полигоне были проведены испытания ее. Первоначально ее смонтировали на стандартном станке 37-мм зенитной пушки М1, однако, было отмечено, что данный лафет не слишком устойчив. Позднее испытания проводились как с бетонного постамента, так и со специально спроектированного пьедестала. Надежность орудия была признана удовлетворительной. Были проведены пробные стрельбы как одиночными выстрелами, так и очередями. Пушка работала безукоризненно. Основным недостатком являлось то, что пружина заднего буфера, находящаяся под постоянным воздействием раскаленных газов, поступающих из реактивных сопел снаряда, быстро теряла свои пружинящие свойства и, в среднем, через 56 выстрелов отдача орудия резко возрастала. После замены пружины характеристики орудия восстанавливались.

Не смотря на явный провал применения реактивной артиллерийской системы Но-301, сама идея легкой, компактной, скорострельной пушки, обладающей большой разрушительной мощью, видимо глубоко засела в умах японских инженеров. На базе конструкции Киджиро Намбу были разработаны еще несколько проектов подобных систем.

Японский изобретатель Широ Каяба (Shir? Kayaba), глава одноименной фирмы долгое время, работая над проектом ракетного перехватчика Kayaba Ku-4 “Katsuodori”, в качестве основного вооружения его планировал уменьшенную до калибра 30 мм копию пушек Но-301. Не вполне ясно, что подвигло Каяба на такое решение. Если на поршневом Ki-44 с относительно небольшой скоростью, применение такого оружия хоть и представляло проблему, но было еще как-то допустимо, то для ракетного «Katsuodori», с его громадными скоростями было бы просто самоубийством открывать огонь с малой дистанции и при этом избежать столкновения с потенциальной жертвой. Хотя Kayaba предполагал использовать 30-мм вариант пушки собственной разработки, начальная скорость которого неизвестна, но, тем не менее, очевидно, что она не могла быть значительно больше, чем у 40-мм Ho-301.


80-мм реактивная пушка – прототип будущего японского гранотомета Тип 4

Другое направление, родившееся на базе пушки Но-301 — это динамореактивная система калибра 80 мм. Это орудие заряжалось вручную и уже не предназначалось для установки на самолет. Работы над ним завершились в конце 1944 года созданием 74-мм ручного противотанкового гранатомета «Funshin–Hou» (буквально – ракетная пушка), реализованного в серии как Тип 4.

Проекты тяжелых артиллерийских систем Армейского Арсенала Кокура (Kokura Army Arsenal)

Третьим разработчиком авиационных тяжелых пушек для японской армейской авиации стал крупнейший производитель стрелкового и холодного оружия в Японии – Армейский арсенал в городе Кокура. Ныне этот город слился с мегаполисом Китакюсю, но в годы войны Арсенал Кокура принадлежал концерну Намбу и производил практически все стрелковое оружие от винтовок Арисака и пулеметов всех калибров до автоматических авиационных пушек. Характерно, что город Кокура с армейским арсеналом был целью номер один для бомбардировщика «Bock’s Car» с атомной бомбой «Толстяк» и лишь плохая погода над целью спасла город от уничтожения, одновременно вынеся приговор Нагасаки.

В годы войны Арсенал в Кокура практически не занимался разработкой новых видов вооружения, будучи ориентирован лишь на серийное производство уже готовых систем, но тяжелое положение на фронтах, в котором японская армия оказалась к 1944 году, заставила инженерный коллектив арсенала попробовать себя в качестве разработчиков.

Первой попыткой разработки тяжелой автоматической пушки в Арсенале Кокура был проект 47-мм системы под обозначением Но-251. Пушка представляла собой модификацию полуавтоматического противотанкового 47-мм орудия Тип 1 под стандартный унитарный патрон 47х285R. Схема автоматики предполагала длинный откат ствола с подачей патронов из жесткой обоймы. Разработка орудия продолжалась с 1943 по 1945 год, однако так и не была реализована в металле.

Другим проектом Арсенала Кокура стала 57-мм система Но-403, являясь попыткой составить конкуренцию разработкам Кавамуры для штурмовика Ki-93 – пушке Но-402. В отличие от мощной и тяжелой системы фирмы «Nippon Special Steel», проект Но-403 выглядел более компактным, но и менее мощным. Снаряд, предполагаемый к использованию в пушке Но-403 — 57х187RВ лежал в промежутке между пушками Но-401 (57х121 мм) и Но-402 (57х477 мм). Предполагалось, что пушка сможет показать большую скорострельность при меньшей силе отдачи. Однако, при рассмотрении проектов Koku Hombu отмел проект Но-403, предпочтя более мощный вариант.



Армейская 75-мм зенитка Тип 88 (вверху) и тяжелый перехватчик Mitsubishi Ki-109 с этой пушкой в носовой части

Упомянутая выше пушка Но-501 калибра 75 мм, была увеличенной копией пушек Кавамуры – 37-мм Но-203 и 57-мм Но-401. Разработка не была завершена до конца войны.

Еще более мощная система – Но-505 также калибра 75 мм, но значительно больших размеров. Базой для разработки являлась зенитная пушка Тип 88 под мощный снаряд 75х497R. Эту пушку планировалось использовать в качестве основного оружия в тяжелых перехватчиках Ki-109, но довести систему автоматики так и не удалось и все 22 построенных перехватчика Ki-109 были вооружены заряжаемой вручную стандартной зениткой Тип 88.

Самым чудовищным орудием, разрабатываемым на Арсенале была попытка оснастить автоматом заряжения 120-мм гаубицу Тип 38. Гаубица стреляла относительно маломощными снарядами 120x83R. История не сохранила информации под какие задачи разрабатывался такой монстр. Проектные работы зашли в тупик и были свернуты в середине 1944 года.

Также интерес представляют два направления в разработке тяжелых авиапушек, которые велись инженерными коллективами на Арсенале Кокура с 1942 года по конец войны. Первым направлением была разработка автоматических систем калибра 57 и 75 мм, обозначенных соответственно Но-3057 и Но-3075. Оба варианта использовали развитие конструкций Намбу — принципа действия пулемета Браунинг с коротким откатом подвижного ствола и гидравлическим противооткатным буфером. Изюминкой проекта были безгильзовые снаряды, в которых пороховой заряд представлял собой спрессованный пороховой брикет. Если проект 75-мм пушки Но-3075 был заброшен в самом начале, то 57-мм Но-3057 была построена в виде единственного прототипа с 5-зарядным магазином эксклюзивных безгильзовых патронов 57х265 мм. Испытать ее, правда, до конца войны так и не успели. Пушка Но-3057 была захвачена американскими войсками и вывезена в США. По некоторым данным на настоящее время она храниться в запасниках Музея Воздушных Сил США в Дейтоне, штат Огайо.

Другое направление в развитии тяжелых артсистем представлялось менее экзотическим, предполагавшим к использованию стандартные патроны калибра 57 и 75 мм. Обе системы, обозначаемые Но-3157 и Но-3175 соответственно, были конструктивно идентичны и использовали в конструкции принцип полусвободного затвора, в котором для разблокировки последнего использовались отводимые из бокового канала пороховые газы. В целом, конструкция систем представляли собой чудовищно гипертрофированный пулемет Гочкисса/Намбу. Проект 75-мм версии Но-3175 был свернут в конце 1942 года, а два незавершенных прототипа Но-3157, в которых планировалось использовать новые патроны 57х187RB, разработанные для пушки Но-403, стали американскими трофеями осенью 1945-го.

Тяжелые авиационные артиллерийские системы флота

 

Проекты фирмы «Dai Nihon Heiki KK»

В отличие от армейской авиации Японии флот в меньшей степени уделял внимания развитию тяжелых авиационных систем, будучи вполне удовлетворен состоявшими на вооружении 20-мм пушками Тип 99 различных моделей – переработанным швейцарским «Oerlikon», — выпускавшимися по лицензии государственной компанией «Dai Nihon Heiki KK». Надо отметить, что система обозначения морских авиационных пушек и пулеметов не отличалась излишней заумностью и представляла собой лишь обозначение года создания того или иного образца по японскому летоисчислению «от основания Империи» («кигэнсэцу», 660 год до н. э.). То есть японская морская авиапушка обозначалась как 99 Shi – сокращение от Shiki, что можно перевести, как «тип» или «образец». С легкой руки американской разведки всю японскую технику начали обозначать как Тип с добавлением японского года разработки.

Столкнувшись с американскими тяжелыми бомбардировщиками, Главный штаб авиации флота — Kaigun Koku Hombu отреагировал довольно быстро, сформулировав в августе 1942 года спецификацию 17-Shi на «специальный крупнокалиберный пулемет». Требования спецификации были достаточно расплывчаты, в них не конкретизировался ни калибр оружия, ни используемый боеприпас, ни боевая скорострельность.

Еще до выпуска спецификации 17-Shi фирма «Dai Nihon Heiki KK», пользующаяся большим политическим влиянием в руководстве Kaigun Koku Hombu, в начале 1942 года получила базовые сведения о готовящемся конкурсе на крупнокалиберное орудие и в инициативном порядке приступила к разработке 30-мм версии серийной пушки Тип 99. Итогом работ явилась 30-мм автоматическая авиационная пушка Тип 2, разработанная, таким образом, вне конкурса по инициативе руководства фирмы «Dai Nihon Heiki KK», что предопределило ее неудачную судьбу.

Стремясь обойти конкурентов по срокам, конструкторский коллектив фирмы, имея на руках лишь общую информацию о готовящемся конкурсе по спецификации 17-Shi, не утруждая себя долгоиграющими разработками, взяли за базу лицензионный образец пушки Oerlikon FF, выпускаемый под обозначением Тип 99 и просто смасштабировали его до калибра 30 мм, разработав под него свой боеприпас 30х90 RB, масса фугасного снаряда которого составляла 264 граммов. В ряде источников утверждается, что данный боеприпас был скопирован с немецкого 30×92 для пушек МК-108, но это не соответствует действительности. В принципе, если сравнить две, в общем-то идентичные системы – немецкую МК-108 и японскую Тип 2, то надо отметить, что последняя по ряду параметрам превосходила немецкую пушку. Так, масса пушки Тип 2 составляла 51 кг против 58 у МК-108, темп стрельбы японского орудия был несколько меньше, чем у немецкого — 400 выстр/мин против 550-500 у МК-108. Зато начальная скорость снаряда 710 м/с была значительно выше (500-525 м/с у МК-108). Длина пушки Тип 2 составляла 2100 мм при длине ствола 1350 мм. Пушка работала на основе стандартного для семейства пушек Oerlikon, свободного затвора, в котором автоматика обеспечивалась откатом последнего за счет воздействия пороховых газов на дно гильзы. Питание осуществлялось из барабанного магазина емкостью в 42 патрона. В целом, пушка Тип 2 благодаря высокой начальной скорости снаряда обеспечивала довольно высокий уровень дульной энергии – до 66.5 кДж и хорошей настильной траекторией.


Морская 30-мм авиапушка Тип 2

Небольшая партия пушек Тип 2 была выпущена в начале 1943 года. Известно, что, по крайней мере, три истребителя A6M3 были оснащены парой крыльевых пушек Тип 2 и в августе 1943 года направлены для войсковых испытаний в Рабаул. Правда, тут следы этих самолетов теряются. Сохранившиеся отрывочные японские отчеты свидетельствуют, что традиционно слабое крыло «Зеро» плохо воспринимало нагрузку от мощной отдачи пушки. Скорее всего эти три истребителя были потеряны, так и не завершив цикл испытаний.


30-мм пушка Тип 2 в крыле истребителя A6M3

Испытания пушек Тип 2 продолжались до весны 1944 года, когда проект был окончательно отклонен, как неудачный. Причиной, в частности, послужило недостаточная емкость магазина, малый темп стрельбы и излишне громоздкая конструкция. Кроме того, конструкция пушки Тип 2 не позволяла использовать синхронизатор для монтажа над двигателями самолетов. Небольшая серия выпущенных пушек Тип 2 так и не была официально принята на вооружение. Известно, что несколько перехватчиков “Raiden” J2M были оснащены парой крыльевых пушек Тип 2 и проходили испытания на Труке весной 1944 года. Едва ли их количество превышало десяток штук, и нет никакой информации, чтоб они использовались в бою.

Проекты авиационного технического арсенала в Йокосуке и морского арсенала в Куре

После появления спецификации флота 17-Shi помимо фирмы «Dai Nihon Heiki KK», стартовавшей вне конкурса, к работам над крупнокалиберной системой для авиации флота подключился авиационный арсенал флота в г. Йокосука «Kaigun K?k? Gijutsu-sh?» или сокращенно «K?gi-sh?».

Арсенал «K?gi-sh?» еще с конца 30-х годов массово выпускавший 25-мм зенитный автомат Тип 96 – лицензионный французский “Hotchkiss”, направил свои действия по разработке авиационной системы по пути адаптации хорошо отработанной в серии зенитки для установке на самолет.

Проект, получивший обозначение Тип 4 предполагал сохранение базовой конструкции пушки “Hotchkiss”, работавшей на газоотводной основе, но для уменьшения силы отдачи, оснащения ее дульным тормозом, уменьшения величины порохового заряда, то есть, вероятно, сокращения длины штатного патрона 25х163 мм. Также предполагалось замена коробчатого магазина на ленточную подачу. Проект, впрочем, так и не был завершен ввиду появления уточненной спецификации 17-Shi-Koh от августа 1943 года, в которой четко определялся боеприпас, который следовало использовать в артсистеме – 30х122 мм. Однако и этот проект так и остался на бумаге ввиду того, что Kaigun Koku Hombu вновь пересмотрел требования спецификации, выпустив новый вариант 17-Shi-Otsu, в котором оговаривалась масса пушки. В результате победу в конкурсе неожиданно одержала фирма «Nippon Special Steel» с конструкцией доктора Масая Кавамура (Masaya Kawamura ) Тип 5, о которой будет рассказано чуть ниже, оказавшаяся на 10 кг легче.

В рамках спецификации 17-Shi интересный проект тяжелой авиапушки был предложен военно-морским арсеналом в Куре «Kure Kaigun Kosho», никогда ранее не занимавшимся разработкой автоматических артиллерийских систем. Предложение инженеров из Куре представляло собой 40-мм пушку с коротким ходом ствола, конструктивно представлявшую собой несколько переработанный британский 2-фунтовый зенитный автомат Vickers QF Mk.II, который в предвоенные годы состоял на вооружении японского флота как 40 мм/62 «HI» 91 Shiki. Конструкция в общих чертах повторяла английскую систему, за исключением менее мощного патрона 40х150 мм по сравнению с базовым – 40х158R, используемых в зенитке. Кроме того, штатная матерчатая лента была заменена на металлическую с распадающимися звеньями. В конце 1944 года были изготовлены шесть прототипов этой системы. Масса пушки составляла 180 кг при длине 2360 мм. К тому же темп стрельбы этого орудия был не велик – всего около 200 выстр/мин. В придачу к невысоким данным этой системы к тому времени уже проходила испытания 30-мм пушка Тип 5, полностью отвечавшая уточненной спецификации 17-Shi-Otsu, поэтому дальнейшие работы по 40-мм пушке разработки «Kure Kaigun Kosho» были прекращены. Судя по всему, эта разработка так и не получила традиционного для флотских разработок номера «Shiki» — года разработки.

Проект фирмы «Nippon Special Steel» — 30-мм пушка Тип 5

Фирма «Nippon Special Steel», ориентированная, в основном на разработке авиационных систем для армейской авиации, учитывая жесткую конкуренцию между армией и флотом, казалось бы имела мало шансов на победу в объявленном конкурсе на тяжелую артсистему для флотской авиации по спецификации 17-Shi. Но тем не менее, когда в августе 1942 года тендер был объявлен, главный разработчик фирмы доктор Масая Кавамура принял вызов. Как уже указывалось выше, требования спецификации трижды менялись. Если базовые параметры первоначальной 17-Shi, не оговаривали, ни калибр, ни тип патрона, ни параметры системы, оставляя разработчикам богатое поле для творчества, то редакция 17-Shi-Koh от августа 1943 года уже определяла калибр и боеприпас – новейший патрон 30х122 мм – промежуточный по мощности. А редакция 17-Shi-Otsu, разработанная в январе 1944 года уже определяла массу орудия – не более 65 кг, габариты, позволявшие использовать пушку в стандартных крыльевых установках серийных истребителей и начальную скорость – 700 м/с.


Конкурирующие конструкции 30-мм морских авиапушек Тип2 (вверху) и Тип 5 (внизу)

Все более ужесточавшиеся требования флота и постоянно вносимые изменения в спецификацию сильно тормозили разработку системы. Тем не менее, в отличие от остальных участников конкурса доктору Кавамура удалось в наибольшей степени вписаться в требования Kaigun Koku Hombu. Новая авиационная пушка успешно прошла испытания в конце 1944 – начале 1945 года и 13 апреля 1945 года была официально принята на вооружение авиации флота как «17-Shi 30-мм фиксированный пулемет Тип 5 модель 1b». Это оружие имело некоторое конструктивное сходство с пушкой с “Hispano”. В частности, использование смешанного типа автоматики, в котором энергия отводимых газов через боковые каналы отпирала затвор, а короткий откат подвижного ствола с хвостовиком двигал металлическую ленту, досылал патрон и производил последующий выстрел. Но сходство этим и заканчивалось. Основная изюминка шедевра доктора Кавамура заключалась в так называемом принципе «плавающей стрельбы», который заключался в том, что каждый последующий выстрел производился в то время, когда подвижный ствол пушки все еще продолжал двигаться вперед, возвращаясь после отката от предыдущего выстрела. Такой принцип действия пушки позволял значительно снизить отдачу орудия, а соответственно мощность и габариты заднего буфера и силу воздействия на конструкцию планера. Наличие дульного тормоза еще более снижало силу отдачи. Кроме того, такая схема работы автоматики не только делала конструкцию Кавамура абсолютно оригинальной разработкой, но и позволила поднять темп стрельбы пушки Тип 5 до значения – 500 выстр/мин., автоматически сделав ее самой мощной серийной системой данного класса в мире, будучи при этом очень легкой и компактной – масса без учета боеприпасов составляла всего 70 кг, длина 2070 мм при длине ствола 1350 мм.


30-мм пушка Тип 5

Чтобы наиболее четко представлять себе боевые возможности пушки Тип 5 уместно провести сравнение ее с наиболее близкой по классу – немецкой МК-103, масса которой составляла 143 кг, длина 2350 мм при длине ствола 1340 мм, темп стрельбы фугасным снарядом составлял 380 выстр/мин, а бронебойного не превышал 425 выстр/мин.

Как уже указывалось выше, для пушки Тип 5 использовался патрон 30х122 мм, масса фугасного снаряда которого составляла 345 граммов. Великолепная баллистика обеспечивала начальную скорость 760 м/с и кинетическую энергию 99.6 кДж. В то же время исключительно удачный армейский патрон 30х114 мм для пушек Но-155 был заметно слабее, и хотя сама армейская артсистема Но-155 несколько превосходила Тип 5 по темпу стрельбы, итоговая мощность пушки Тип 5, если сравнивать энергию залпа, почти вдвое превосходила ее.

Питание пушки Тип 5 осуществлялось из металлической ленты с распадающимися звеньями с правой стороны. Хотя к моменту завершения войны по словам Масая Кавамура в разработке находились варианты с питанием лентой с обеих сторон, а также турельные варианты пушки Тип 5 с магазинным питанием.

Пушка Тип 5 была официально принята на вооружение авиации флота в июне 1945 года, хотя предсерийные варианты ее устанавливались на японские морские самолеты с февраля. До завершения боевых действий в августе было по американским отчетам изготовлено около 2 тысяч экземпляров этого орудия. Конструктор пушки доктор Кавамура, правда, после войны утверждал, что на заводе «Nippon Special Steel» и морском арсенале Toyokawa, выпущено было не менее 3 тысяч штук.

Использование пушки Тип 5 в бою, правда было очень ограниченным, лишь небольшое количество самолетов успели вооружить этими пушками. Да и качество изготовления пушек, к сожалению для Императорского флота, было таково, что характеристики серийных Тип 5 значительно уступали экспериментальным образцам. Согласно отчетам американской комиссии по трофеям испытания экземпляра пушки Тип 5, серийный номер 1724, выпуска Арсенала Toyokawa, показали реальный темп стрельбы орудия, не превышавший 435 – 450 выстр/мин.

Доподлинно известно, что пушка Тип 5 использовалась в боевых действиях на импровизированных перехватчиках P1Y2-S «Kyokko» (“Frances”) – переделке двухмоторного пикирующего бомбардировщика “Ginga” и C6N1-S «Saiun» (“Myrt”) — переделке в перехватчик палубного разведчика. В обоих случаях пушка Тип 5 располагалась под углом вперед-вверх, на «Kyokko» за кабиной экипажа, а на «Saiun» прямо в кабине на месте штурмана. Известные фотографии этих машин несли хвостовой код “YОD” и относились к 302-му kokutai перехватчиков флота, базировавшегося летом 1945 года на авиабазе Ацуги.


Импровизированный перехватчик C6N1-S «Saiun» (“Myrt”) с 30-мм пушкой Тип 5, расположенной в кабине под углом вверх

Известен эпизод применения вооруженного 30-мм пушкой Тип 5 перехватчика C6N1-S «Saiun» из того же 302-го kokutai (полка) 3-го hikotai (эскадрильи), пилотируемого лейтенантом (Чу-и) Хироши Ясуда (Hiroshi Yasuda) и наблюдателем Таро Фукуда (Taro Fukuda) в ночь с 1 на 2.08.45. В ту ночь Ясуда атаковал одиночный В-29 – метеоразведчик, летевший на высоте около 7 тыс метров, сделал десять заходов на «Сверхкрепость» и полностью израсходовал боекомплект 30-мм пушки. По возвращении на базу, Ясуда доложил о «вероятно сбитом» В-29. С американской стороны потерь в эту ночь зафиксировано не было.


Перехватчик на базе морского пикировщика «Гинга» — P1Y2-S «Kyokko» (“Frances”) с установленной «на спине» 30-мм пушкой Тип 5


Схема размещения 30-мм пушек Тип 5 в крыле «Райдена»



перехватчик флота Mitsubishi «Raiden» J2M. В крыле видны обтекатели, закрывавшие пушки Тип5.

Как и с армейской системой Но-155 флотская авиация второй половины войны все проектируемые истребители нового поколения планировала вооружать новой пушкой Тип 5. Новая версия палубного истребителя A7M3 Reppu Kai планировалось вооружить парой крыльевых пушек Тип 5, были планы вооружения этой пушкой перехватчиков флота «Raiden» J2M и «Shiden» N1K2-J. Новейший перехватчик Kyushu J7W1 «Shinden» должен был нести четыре носовые 30-мм пушки Тип 5 в качестве основного и единственного вооружения. Двухмоторный перехватчик J5N «Tenrai» также был вооружен помимо пары 20-мм пушек Тип 99 модель 2 двумя 30-мм пушками Тип 5. Шесть построенных прототипов проходили интенсивные испытания в 1944-45 гг, но так и не были запущены в производство. Правда, по непроверенным данным, один из прототипов в феврале 1945 года в ходе испытательного полета сумел атаковать и сбить летевший на высоте 7000 метров одиночный В-29 – разведчик. К сожалению, ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию возможности нет.


Блок из четырех 30-мм пушек Тип 5 – основа вооружения новейшего перехватчика Kyushu J7W1 «Shinden»


Макет пушки Тип 5 в крыле ракетного перехватчика J8M /Ki-200 «Shusui» — копии немецкого Ме-163.

В заключении можно констатировать, что японские разработки в области тяжелых авиационных артиллерийских систем были очень разнообразны. Многие из проектов с инженерной точки зрения были весьма интересны. Многие инновационные, многие передовые. Но распыление сил конструкторских коллективов и производственных мощностей подвели вполне предстказуемый итог. Даже, пожалуй, лучшие мировые образцы в своем классе пушек Но-155, Но-204 и Тип 5 были выпущены в мизерных количествах и никак не проявили себя в боевых действиях.


Интересно сравнение боеприпасов японских тяжелых авиапушек с аналогичными патронами других стран.
Слева направо:
30х92RB – морской для пушки Тип 2
30х114 – армейский для пушек Но-155
30х122 – морской для пушки Тип 5
37х112 – армейский для пушки Но-203
37х145R– армейский для пушки Но-204

Правая группа слева направо:
30х90RB – немецкий для пушки МК-108
30х184В – немецкий для пушки МК-103
37х195 — российский для пушки НС-37
37х263В – немецкий для пушки ВК-3.7
40х158R – английский для пушки Vickers-S

Из приведенных фотографий видно, что японские боеприпасы, в целом, были несколько менее мощными по сравнению с импортными аналогами

Евгений Аранов

Добавить комментарий