Кривая наводка

Изогнутые стволы, ружейные перископы, шлем-пистолет и другие виды оружия для стрельбы из укрытия

Проекты в сфере вооружений часто похожи на детские фантазии со странным замыслом, гигантоманским замахом и без всяких реальных перспектив. Так было с разработками сверхтяжелых танков и орудий сверхбольшого калибра, идеей переносных ядерных зарядов, наконец, в тот же ряд встает один из самых разорительных проектов последних 50 лет — космические войны. Наглядно иллюстрируют эту особенность военной мысли постоянно появляющиеся со времен Первой мировой устройства, которые, по мысли изобретателей, должны давать возможность стрелять из-за угла. Мало какие из них дошли до серийного производства, но конструкторы продолжают разрабатывать новые варианты, а военные и полицейские ведомства тестировать их.

Осторожные союзники

Системы стрельбы «непрямой» наводкой существовали почти во всех армиях, участвовавших в Первой мировой войне. Сохранился образец французской окопной винтовки того же периода, выполненной на основе винтовки «Лебель» Mle 1886. Обычный прямой приклад заменили на дважды изогнутый, два зеркальца на кронштейнах образовывали простой перископ. Солдат досылал патрон в патронник, запирал затвор, клал винтовку цевьем на бруствер, через зеркала наблюдал прицел и мушку винтовки. Проще оказалось крепить штатную винтовку и перископ на специальную раму с прикладом и перископом.

В британской армии пошли еще дальше: винтовку «Ли-Энфилд » за приклад крепили в деревянной или металлической раме, на которой кроме перископа, грубого ложа и спуска с тросиком монтировали еще и приспособление в виде щеколды, связанной тягами с затвором винтовки. Англичане догадались, что подобную конструкцию необязательно производить серийно, ее можно собирать на месте из подручных материалов, а для этого достаточно разослать чертежи приспособления непосредственно в войска.

Орудовать «щеколдой» стрелку было непросто — неудобство в обращении вообще было отличительной чертой стрелковых систем непрямой наводки того времени. Обычно для перезаряжания все сооружение приходилось опускать в окоп.

В германской армии не отставали и также использовали приспособления для стрельбы из-за бруствера, в которые устанавливали штатные винтовки.

1. Германское приспособление для стрельбы из винтовки из-за бруствера, 1943 год
2. Рама и «винтовочный перископ» для стрельбы из-за бруствера окопа из американской винтовки «Спрингфилд» 1903 года

В 1916 году американский изобретатель Альберт Пратт запатентовал шлем-пистолет. Ствол и магазин самозарядного пистолета располагались поверх головы бойца, а прицельный щиток перед лицом помогал навести оружие. Необычной была конструкция спуска с использованием пневматической системы: подув в трубку, владелец шлема вызывал расширение груши, которая поворачивала рычаг и спускала курок. Кстати, в перевернутом виде этот удивительный шлем можно было использовать для приготовления пищи. Курьез, но идея оказалась заманчивой . 30 лет спустя, в 1949 году, также в США Альберт Бернард Де Саларди предложил конструкцию нашлемного пистолета-пулемета. Предполагалось монтировать оружие на каске, снабдив ее перископическим прицелом. Спусковой механизм и здесь работал бы от пневматической системы — боец держал во рту мундштук, соединенный со спуском гибкой трубкой, для выстрела оставалось сжать зубы. Видимо, меткость изобретателей не очень заботила, зато сколько удобств — оружие наводится синхронно с поворотом головы, можно оставаться в укрытии, да и руки свободны. В 2006-м Эдвард Брэдли запатентовал раму с креплениями для винтовки, электронно-оптического прицела, перископа и спускового устройства с опорами на торс и бедра. Стрельба должна была производится из положения лежа, при этом наводить прицел нужно было движением тела

Окопные ружья

Первая мировая война была и первой войной позиционной. Типичная позиция представляла собой сеть окопов, причем передовые окопы противников были разделены сотней-другой, а то и десятками метров. Такое положение, когда высовываться из окопа лишний раз никому не хотелось, вызывало естественное стремление научиться стрелять из винтовки или пулемета, при этом полностью оставаясь в укрытии. Изобретательская мысль работала в самых разных направлениях. И если «автоматические» пулеметные башенки остались тогда на фантастических рисунках, то перископические прицелы и дистанционные спуски даже успели найти практическое применение.

Отдельные подобные приспособления предлагались уже после Англо-бурской и Русско-японской войн, в которых были и скорострельное оружие, и линии окопов. С началом позиционного периода Первой мировой войны проекты стрелкового оружия для стрельбы «непрямой наводкой» стали появляться один за другим.

В 1915–1916 годах специалисты Главного артиллерийского (ГАУ) и Главного военно-технического (ГВТУ) управлений русского военного ведомства рассматривали всевозможные прицелы «для стрельбы из-за закрытий», как они тогда назывались. Свои проекты предложили многие инженеры. Большинство изобретений были отвергнуты, однако к середине 1916 года ГВТУвсе же разместило заказы на 20 000 разных «ружейных перископов». Наиболее интересный вариант под названием «прибор-зеркало» был остроумно устроен. Небольшое зеркало в поворотной оправе крепилось на конце приклада винтовки, стрельба же напоминала известный тировой трюк со стрельбой назад с прицеливанием через зеркальце — солдат прислонялся спиной к передней стенке окопа, клал винтовку на бруствер, прицеливался через наклоненное зеркало, а спусковой крючок нажимал от себя большим пальцем. Конструкция была универсальной: укрепив тот же «прибор-зеркало» на дульной части ствола, можно было просто обозревать местность, а при бое в окопах противника — заглянуть за изгиб траншеи.

Вторая мировая война тактически существенно отличалась от Первой мировой. Даже в позиционной обороне от пехотного оружия здесь требовалась высокая маневренность, способность оперативно менять позиции и быстро открывать огонь. Громоздким окопным приспособлениям в этих условиях места не было. И все же попытки вернуться к идеям четвертьвековой давности производились. В начале 1940-х в вермахт ограниченно поступило приспособление, применявшееся со штатными 7,92-мм «Маузерами» и представлявшее собой улучшенный вариант конструкций Первой мировой. «Окопные перископы» делали и для 7,92-мм единых пулеметов MG.34 или MG.42. Прицеливание опять же производилось с помощью штатного прицела пулемета через пару зеркал. По-настоящему новаторским изобретением стало оружие с изогнутым стволом.

Старые приемы и новые технологии

В ближнем бою нередко из-за укрытия высовывают только само оружие и наобум пускают очередь. Особенно популярен такой прием в разнообразных иррегулярных формированиях. В то же время в бою на резко пересеченной местности, городской улице или в здании стараются использовать различные приспособления, чтобы безопасно «заглянуть за угол», те же зеркала на ручке-держателе например. Не удивительны попытки совместить эти два приема на основе более современных технологий.

В США в начале 2000-х в рамках комплексной программы «Ленд Уорриор И-Эм-Ди» (разработка вооружения, снаряжения и оснащения сухопутных войск) в качестве дополнения к двухканальному (дневной/ночной) «прицельному блоку» для стрелкового оружия использовали сочетание цифровой камеры, сигнального кабеля и миниатюрного цифрового монитора. Изображение, получаемое в поле зрения прицела, передается с камеры на монитор, укрепленный на шлеме перед глазом стрелка.

Аналогичная схема испытывалась во Франции в рамках программы разработки нового комплекса экипировки FELIN. Комплект позволяет солдату «выглянуть» из-за укрытия, просто высунув руки с оружием, а при необходимости и выстрелить.

 
1. Штурмовая винтовка StG.44 (МР.44) с криволинейной насадкой и перископическим прицелом. Германия, 1944/45 год
2. Опытная установка ТКБ-450А с кривоствольным пулеметом на основе АК, предназначенная для крепления на башне танка Т-54

В 1953 году в ленинградском ОКБ-43 была разработана броневая установка тяжелого типа для криволинейных  пулеметов . Она стала основой образцов БУК и БУК-2. Вращающаяся установка с одним или двумя кривоствольными пулеметами КСГМ, созданными на основе 7,62-мм пулемета СГМ системы Горюнова, монтировалась в ДОТ. Типичные проблемы кривоствольного оружия решались за счет сравнительно плавного изгиба ствола с кривизной 50 градусов (пулемет монтировался наклонно) и шаровой установки, воспринимавшей действие отдачи. Дульная часть ствола и головка перископического прицела ППКС-3, защищенные бронекожухом, возвышались над броневым основанием, сам пулемет, расчет и боекомплект  располагались ниже уровня земли. Так устранялись недостатки обычных долговременных огневых сооружений — сложность маскировки, уязвимость амбразуры, непростреливаемые сектора. Установка монтировалась в железобетонном каземате, давала круговой обстрел практически без мертвого пространства. Подобные конструкции размещали, в частности, на советской границе на Дальнем Востоке. Для стационарных фортификационных сооружений укрепрайонов предназначалась и кривоствольная установка в бронеколпаке, созданная на основе 7,62-мм ручного пулемета Калашникова РПК с кривизной ствола 90 градусов (1960 год). Разрабатывались также казематные кривоствольные артиллерийские орудия

Кривые и зеркала

Хотя кривоствольное оружие и кажется скорее предметом анекдота, это вовсе не юмористическая фантастика. В годы Второй мировой войны в Германии провели основательные исследования ,меняя типы патронов и радиус изгиба стволов с углами кривизны до 90 градусов. Для винтовочных патронов максимальный угол кривизны составлял около 30 градусов. Кучность стрельбы (близость попадания последовательных выстрелов) из криволинейного ствола (Krummlauf), по сравнению с обычным, оказывалась значительно хуже, хотя и терпимой на небольших дальностях.

Секретный патент на кривые стволы получил концерн «Рейнметалл». Речь, собственно, шла не о самом оружии, а о съемных насадках с углом кривизны 32 градуса для штатных карабинов «Маузер» 98k и пистолетов-пулеметов МP.38 / МP.40. Для снижения нагрузки на автоматику оружия в задней части насадки делали газоотводное окно. Однако при мощных винтовочных патронах насадки быстро изнашивались, а при установке на пулеметы мешали работе автоматики.

Несмотря на очевидные проблемы, в 1940-е годы для кривоствольного оружия появилась новая потенциальная область применения, которая тогда казалась весьма перспективной. Во Второй мировой войне стали активно использоваться танки, которые стремительно менялись и совершенствовались. Увеличение калибра пушек и габаритов танков привело к расширению «мертвого» (непростреливаемого) пространства вокруг танка до нескольких десятков метров. Эту зону могли эффективно использовать пехотинцы-истребители танков. В то же время требования усиления бронирования заставляли уменьшить амбразуры курсовых пулеметов и отказываться от лючков для стрельбы из личного оружия. Кривоствольное оружие казалось выходом из положения. Работы развернулись, но с середины войны, к тому моменту, когда были готовы первые разработки, наступательная задача германской армии, основным боевым средством которой и были танки, сменилась оборонительной. И оборону часто нужно было организовывать внутри городов. В результате танковые установкив серию пойти не успели, зато с августа 1944 года было изготовлено около 10 000 насадок для использования с 7,92-мм автоматами типа MP.44 (StG.44, «Штурмгевер-44») в уличных боях. Эти автоматы с насадкой, отклоняющей линию выстрела на 30 градусов, использовали для стрельбы не столько «из-за угла», сколько из подвальных этажей, бункеров и других естественных в городской среде укрытий. Для стрельбы из такого оружия разработали прицелы двух типов — зеркальные и призменные — в зависимости от типа перископического приспособления, ставившегося между штатным прицелом оружия и мушкой на кривоствольной насадке.

Главные недостатки стрельбы из такого оружия остались теми же, что и в годы Первой мировой: резкое увеличение габаритов при ухудшении кучности. Огромной проблемой была поперечная отдача, которую правильнее называть опрокидывающим моментом. Не только изогнутый ствол отклонял направление движения пули, но и реакции пули, а также потока пороховых газов, резко отклоняли ствол, а с ним и все оружие, и учесть такие «подбросы» при прицеливании было трудно.

Скорое поражение армии вермахта не дало немецким инженерам времени для доводки новых образцов. Зато их опыт заинтересовал победителей. После войны подобное оружие активно разрабатывали советские оружейники. Возникло два основных направления — танковое вооружение и фортификационные установки. Для вооружения танкистов рассчитывался вариант развития наиболее распространенного в то время в Советской армии пистолета-пулемета Шпагина с кривизной ствола 30 градусов. Образец был создан самим Георгием Шпагиным в 1945 году в Коврове и стал прямым откликом на упомянутые германские StG.44(J). Увеличение рассеивания и снижение начальной скорости заряда оказались больным местом и этого образца: при стрельбе очередью на дистанции в 50 метров ростовую мишень не достигала практически ни одна пуля.

В рамках программы FELIN на модернизированную штурмовую винтовку FAMAS установлен электронно-оптический прицел типа «день/ночь», соединенный с цифровым монитором на шлеме бойца. Франция, 2006

Эксперименты велись также со стволами под другие распространенные патроны: 7,62-мм винтовочный патрон, 12,7-мм патрон ДШК и 20-мм патрон ШВАК. При мощном патроне и сравнительно длинной пуле типичные для кривоствольных образцов проблемы проявлялись особенно ярко. Более-менее приемлемых результатов удалось добиться только с 7,62-мм промежуточным патроном образца 1943 года благодаря сравнительно небольшой длине пули и меньшему уровню давления пороховых газов в канале ствола. Дульная насадка, отклонявшая линию бросания на 45 градусов, в опытном порядке ставилась на 7,62-мм ручной пулемет РПД. А на основе классического автомата Калашникова в тульском ЦКБ-14 для танковых войск был даже создан опытный образец пулемета с кривизной ствола в целых 90 градусов. Кстати, проект кривоствольного узла выполнил Николай Макаров, тот самый советский конструктор, который несколькими годами позже создаст знаменитый 9-мм пистолет ПМ.

Испытания этой системы на полигоне показали, что кривоствольная установка способна решать поставленные задачи. Однако монтировать ее приходилось на люке башни, и она затрудняла танкистам быструю посадку и высадку в машину. Да и уход за кривоствольным оружием оказался достаточно сложным. Неудобство в использовании и ряд мелких дефектов опытной установки привели к тому, что серийно она так и не производилась. Как рассказывал сам Михаил Калашников, в кулуарах этот образец характеризовали как «очень уж хитрый».

Применение кривоствольного оружия в танковых войсках вызвало интерес и по другую сторону железного занавеса, причем там тоже использовали германские разработки. В США пистолеты-пулеметы М50 «Рейзинг» и М3 с криволинейной насадкой крепили вертикально в шаровой установке в крыше башни. Особенность конструкции насадки заключалась в том, что она была выполнена не как трубка, а в виде изогнутого незамкнутого желоба, что позволяло сбросить часть пороховых газов в атмосферу. Впрочем, это не устраняло главного недостатка — громоздкости.

Дистанционно управляемые

Решение по обеспечению скрытности и неуязвимости снайпера предложила в 1998 году американская фирма, представив «Пресижн Ремоутс Инк.» дистанционно управляемую «снайперскую платформу» TRAP T2 (Telepresent Rapid Aiming Platform). Основными модулями системы TRAP T2 являются платформа с оружием, приводами и видеокамерами, блок управления и компьютер с монитором для оператора на командном пункте.

Модульная конструкция позволяет использовать установку либо только самому снайперу-оператору, либо как интегрированную систему с одновременной передачей данных на командный пункт. В этом случае данные с компьютера поступают как на прицел снайпера-оператора, так и на монитор командного пункта, подключенный к системе.

Платформа смонтирована на треножном станке с механизмами горизонтирования, приводами горизонтальной и вертикальной наводки. Блок управления может быть вынесен при этом на расстояние до 100 метров, а в портативный компьютер загружена программа баллистического вычислителя. Снайпер оперирует видоискателем, сопряженным с видеокамерами обзора (для обнаружения цели) и наведения (связана с оптическим или электронно-оптическим прицелом на оружии), пультом управления с переключателями видеокамер, тумблерами управления предохранительным и спусковым механизмами оружия.

TRAP 2 заинтересовались службы охраны военных объектов, подразделения по борьбе с террористами, полицейские подразделения особого назначения в США и Великобритании.

1. Приспособление «Корнер Шот» со смонтированным в нем 9-мм самозарядным пистолетом «Беретта» с глушителем. Видно также крепление телекамеры и осветителя. США — Израиль, 2003
2. 9-мм пистолет ПММ с ПБС и «видеоприцелом для стрельбы из-за угла» — комплекс, представленный ООО НТФ «Медиум». Россия, 2005. Комплект включает крепящийся на рамку пистолета кронштейн, глушитель и видеоприцел в составе миниатюрных видеокамеры монитора, соединенных ремнем-кабелем. Кроме наведения видеоприцел должен обеспечивать и цифровую запись хода боя

Стреляю за угол

Вопрос о «стрельбе за угол» снова стал актуальным на рубеже веков. Контртеррористические операции, борьба с хорошо вооруженными преступниками стали повседневностью почти во всех уголках мира. Обычными стали точечные конфликты в городских условиях среди мирного населения, где невозможно воспользоваться артиллерийской поддержкой, да и гранаты использовать не всегда удобно. Кроме того, внимание к личной безопасности бойцов возросло, а значит, снова появился запрос на системы, позволяющие вести огонь из стрелкового оружия, подвергая стреляющего как можно меньшему риску. Можно ли безопасно «заглянуть» за угол и, обнаружив там цель, произвести прицельный выстрел, при этом не изгибая ствол и сохраняя портативность самого оружия? Можно, если согнуть в нужную сторону ложе.

В 2003 году американо-израильская компания «Корнер Шот» (что можно перевести как «выстрел из-за угла») представила оригинальную разработку — оружие, состоящее из двух шарнирно соединенных половин. Созданная по идее ветерана израильских контртеррористических формирований Амоса Голана конструкция выглядит как переламывающееся ложе, которое можно приспособить под штатные образцы легкого оружия, скажем, пистолет или пистолет-пулемет. В передней части ложа установлена небольшая видеокамера и расположено гнездо для крепления оружия. В задней части смонтированы цветной монитор, на который передается изображение с камеры, и спусковой механизм. Камера служит для прицеливания в пределах 400 метров, хотя с учетом отклоняющего действия отдачи стрельбу имеет смысл вести на куда меньшие дальности. «Корнер Шот» стала наиболее известной в своем классе системой и используется в отрядах специального назначения некоторых стран, в их числе Индия, Пакистан, Китай и Южная Корея.

*****
История попыток создать стрелковое оружие, которое позволило бы вести огонь, полностью оставаясь в укрытии, не окончена. За прошедшие с момента появления первых образцов 100 с лишним лет основные проблемы так и не решены и продолжают в той или иной форме проявляться в каждом устройстве. Главная из них — крайне низкая точность стрельбы, вызванная невозможностью обеспечить нормальный упор и возникающей поперечной отдачей. Вкупе с другими сложностями — от громоздкости до проблем в обслуживании — это привело к тому, что только редкие экземпляры попали в серийное производство, да и то широкую известность они не приобрели. Большая часть конструкторских изысков этого типа стоит отнести к области курьезов. Но мальчишеское желание стрелять «из-за угла» продолжает будоражить воображение изобретателей и их потенциальных заказчиков.

Семен Федосеев Иллюстрации Ростом Чичьянц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.