Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

История создания
Одним из самых больших потрясений, испытанных немецкими бронетанковыми войсками за всю историю Второй мировой войны, стала, без сомнения, первая встреча с русским танком Т-34-В своих мемуарах «Воспоминания солдата» Гейнц Гудериан рассказывает, как в октябре 1941 г. под Мценском «большое количество русских Т-34 были брошены в бой и вызвали тяжелые потери среди немецких танков». Далее Гудериан признает, что если до этого момента немцы считали свои танки намного превосходящими любую бронетехнику противника, то с появлением у русских Т-34, ситуация совершенно изменилась.

Причем, по мнению Гудериана, если бы высшее командование не столь кичилось своим несомненным преимуществом, немцам удалось бы избежать горечи разочарования. Эта мысль подтверждается приведенном в воспоминаниях рассказом о том, как в апреле 1941 г. по личному приглашению Гитлера советская делегация посетила немецкие танкостроительные заводы и танковые школы. Гудери-ан откровенно рассказывает, что русские неоднократно давали понять, что немцы водят их за нос, скрывая свои новейшие конструкции танков, которые Гитлер лично распорядился им показать. Они не могли поверить, что PzKpfw IV на самом деле являлся на тот момент самым лучшим и самым тяжелым немецким танком. Такой скептицизм заставил многих, в том числе и самого Гудериана, сделать вывод о наличии у русских более тяжелых и современных танков, чем те, которыми на тот момент располагал Третий рейх.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Однако победоносное начало операции «Барбаросса», когда немцам удалось с легкостью сокрушить русские бронетанковые силы, развеяло эти подозрения. Вот почему встреча с Т-34 стала настоящим шоком. Ситуация ycугублялась необходимостью принимать ответные меры в крайне сжатые сроки. В своем рапорте на имя командующего группой армий Гудериан потребовал как можно скорее прислать на фронт специальную комиссию, чтобы обсудить проблему на месте. 20 ноября 1941 г. комиссия, в которую вошли представители от Управления вооружения сухопутных войск и министерства вооружения, а также ведущие конструкторы танков, ( А именно: Профессор Фердинанд Порше (NiebeLungenwerke); инженер Освальд (МАН) и доктор Адерс (Henschel.)) и представители крупнейших танкостроительных фирм, прибыла во 2-ю танковую армию. Члены комиссии не только осмотрели подбитые танки, но и поговорили с солдатами и офицерами танковых частей, непосредственно принимавших участие в противоборстве с «тридцатьчетверками».

Любопытно, что мнения военных и конструкторов оказались диаметрально противоположными. Офицеры-фронтовики единодушно предложили скопировать Т-34 и немедленно начать выпуск точно таких же танков в Германии, однако конструкторы и производители восприняли подобное предложение в штыки. Описывая этот конфликт в своих мемуарах, Гудериан всецело становится на сторону производителей. Он утверждает, что конструкторами двигало не «отвращение к подражанию», но ясное представление технической невыполнимости поставленной военными задачи. В частности, в качестве силовой установки у Т-34 использовался не карбюраторный двигатель, как у всех немецких танков, а алюминиевый дизельный мотор. Однако дефицит цветных металлов в Германии делал производство таких моторов невозможным. Кроме того, немецкая легированная сталь, качество которой неуклонно снижалось по причине уже упоминавшегося отсутствия сырья, значительно уступала русской.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

В результате было принято компромиссное решение: во-первых, начать производство уже разработанной ранее конструкции танка «Тигр» весом почти 60 тонн, а во-вторых, сконструировать более легкий тип танка весом около 35 тонн, который должен был стать прототипом будущей «Пантеры».

25 ноября 1941 г. Управление вооружения сухопутных войск дало фирмам «Даймлер-Бенц АГ» и МАН задание на проектирование нового среднего танка. Условия тактико-технического задания были следующими:
ширина до 3150 мм;
высота — 2990 мм;
минимальная толщина лобовой брони -60 мм;
борта и корма — по 40 мм;
форма корпуса рациональная, заимствованная у Т-34;
двигатель мощностью 650-700 л. с;
максимальная скорость — 55 км/час,
крейсерская скорость — 45 км/ч.
Проекту дали общее название VK 3002. Собственно, VK3001 был создан в октябре 1941 г. и представлял собой логическое развитие проекта варианта штурмового танка, разработанного еще в 1937 г. Несмотря на то что проект VK 3001 имел немало общего с будущими танками «Пантера», самое большое влияние он оказал на создание тяжелых танков Тигр.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Фирма «Даймлер-Бенц АГ» представила проект VK 3002 (DB), который весил 34 тонны и внешне очень сильно напоминал Т-34. В отличие от всех немецких танков проект «Даймлер-Бенц АГ» имел заднее расположение моторно-трансмиссионного отделения и ведущих колес, в качестве силовой установки использовался дизельный двигатель «Даймлер-Бенц» MB 507, а в ходовой части опорные катки большого диаметра собирались попарно в тележки и подвешивались в шахматном порядке на листовых рессорах, Вооружать новый танк предполагалось 75-мм пушкой с длиной ствола 48 калибров.

35-тонный проект фирмы МАН, VK 3002 (MAN), созданный под руководством инженера Пауля Вибике, был гораздо более похож на традиционные немецкие боевые машины. Силуэт танка был несколько шире и выше, чем у Т-34, корпус имел наклонные бронелисты; а просторная башня несколько смещалась назад, для того чтобы установить длинноствольное (70 калибров) 75-мм орудие. В кормовой части устанавливался карбюраторный двигатель «Май-бах» HL 210, механик-водитель и стрелок из пулемета располагались в переднем отсеке. Опорные катки также располагались в шахматном порядке, но имели индивидуальную торсионную подвеску.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Разумеется, процесс создания нового танка не мог обойтись без вмешательства Гитлера. Вначале фюреру приглянулся проект «Даймлер- Бенц АГ» с тем, однако, условием, что разработчики заменят танковое орудие на более мощное. Фирма уже получила заказ на создание 200 усовершенствованных боевых машин типа VK 3002 (DB), когда в дело вмешалось Управление вооружения сухопутных войск. Как выяснилось, высокопоставленные чины управления отнеслись к проекту «Даймлер-Бенц» АГ» весьма скептически.

Во-первых, их смущал силуэт, так сильно напоминающий Т-34, что в боевых условиях танки легко можно было перепутать. Во-вторых, как уже говорилось, оснащение танка дизельным двигателем создавало множество дополнительных проблем. В итоге мнение представителей заказчика стало склоняться к проекту фирмы МАН. Оставалось лишь убедить Гитлера изменить точку зрения. Самое большое влияние на фюрера произвел тот довод, что в маленькой башне танка VK 3002 (DB) будет невозможно установить требуемое мощное орудие. Отныне проект «Даймлер-Бенц» был окончательно похоронен.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Управление вооружения сухопутных войск рекомендует фирме МАН как можно скорее изготовить прототип своего танка из не-
броневой стали. Уже в сентябре 1942 г. прототип V-1 был отправлен на испытательный полигон под Нюрнбергом. Второй прототип V-2 испытывался на танкодроме в Куммерсдорфе. Испытания проводились под руководством главного инженера Г. Книпкампфа (Стоит заметить, что конструктор Книпкампф был одной из ключевых фигур в развитии немецкого танкостроения в предвоенный период и в годы Второй МИРОВОЙ войны. С 1936 г. он работал в проектном отделении Управления вооружения сухопутных войск, оставаясь главным инженером этого учреждения весь военный период. Книпкампф был автором множества технических новшеств в танкостроении, в частности, именно он разработал базовый вариант шасси с опорными катками большого диаметра, которые впоследствии применялись на танках типа «Пантера» и «Тигр».), который лично принимал участие в разработке ходовой части проекта МАН.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

В результате прототип МАН был утвержден для запуска в серийное производство и получил обозначение PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171). Первоначально предполагалось производить по 250 боевых машин нового типа в месяц, но уже в конце 1942 г. эта цифра была увеличена до 600. Поскольку ресурсы фирмы MAN были явно недостаточны, чтобы обеспечить такие объемы производства, к выпуску «Пантер» пришлось подключить и «Даймлср-Бенц АГ». Спустя еще какое-то время серийным производством «Пантер» стали заниматься еще два промышленных гиганта — ганноверский МНХ и «Хеншель и сын АГ» (Кассель) и позднее DEMAG, а также множество более мелких фирм, выполнявших отдельные заказы головных производителей.

В середине июля 1941 г. фирма «Рейнметалл-Борзиг» получила заказ на разработку и создание танкового орудия, способного пробить 140-мм броню с расстояния 1000 м, и попутно подготовить проект башни, приспособленной для оснащения такой пушкой. К началу 1942 г. был создан прототип 75-мм пушки KwK L/60, однако на поведенных испытаниях орудие не достигло требуемой бронепробиваемости, поэтому «Рейнметалл-Борзиг* получил категоричный приказ до июня 1942 г. довести длину ствола до 70 калибров. Заказ был выполнен в срок, и на сей раз орудие полностью удовлетворило заказчика. 75-мм танковая пушка KwK 42 была запущена в серийное производство. Первоначально она снабжалась однокамерным дульным тормозом, который впоследствии был заменен двухкамерным. Это было, без преувеличения, мощнейшее орудие, наводившее ужас на танковые силы и пехоту союзников.

Так началось производство танка, который многие эксперты и специалисты считают лучшей боевой машиной второй мировой войны. Всего было выпущено более 6000 танков «Пантер», быстро завоевавших славу самых простых в производстве немецких танков. В самом деле, на создание двух «Пантер» требовалось столько же времени, как и на производство одного «Тигра». Серийное производство началось с выпуска фирмой МАН 20 машин, получивших обозначение PzKpfw V Ausf А (хотя, как мы увидим в дальнейшем, впоследствии они получат новое наименование). Танки «Пантера» PzKpfw V Ausf В коротко можно охарактеризовать как модификацию с коробкой передач «Maйбax»-OVLAR. Поскольку эта модификация оказалась неудачной, в действующие части танки версии В так и не попали.

В некоторых источниках указывается, что 20 танков Ausf А на деле были так называемой нулевой серией. Это утверждение базируется на том факте, что танки, не имеющие никаких отличий от прототипа, не могут считаться «версией*. Поскольку танки PzKpfw V А в самом деле представляли собой точные копии прототипа VK 3002, с данной точкой зрения вполне можно согласиться. По данным отечественных источников , фирмы MHX, Daimler-Benz, МАН и Henschel изготовили с 11 января 1943 г. но 23 апреля 194 5 г. по разным данным от 5992 до 6042 средних танков PzKpfw V «Пантера». — Прим. ред.

Первые «Пантеры» оснащались карбюраторным двигателем «Майбах» HL 210 Р45 и коробкой передач ZF 7. Толщина лобовой брони составляла 60 мм. Эти машины оснащались 75-мм пушками KwK 42 с однокамерным дуль-ным тормозом L/70. С начала 1943 г. в конструкцию » Пантер» вносятся некоторые изменения: например, благодаря увеличению расточенных отверстий цилиндров, объем двигателя увеличивается с 21 до 23 литров и получает обозначение «Майбах» HL 230 Р 30. Другие изменения касались увеличения бронирования лобовой части танка (до 80 мм), а также смещения командирской башенки немного вправо (в целях упрощения производства башни).

 

Внешний вид семейства танков «Пантера» по модификациям

 

До сих пор неизвестно, какие танки получили (и получили ли) обозначение PzKpfw V С. Можно только предполагать, что это обозначение было зарезервировано за другими модификациями танков. Так или иначе, но первой
крупносерийной версией «Пантеры» стала Ausf D.

Для того чтобы избежать путаницы, с февраля 1943 г. танки PzKpfw V Ausf D стали обозначать PzKpfw V Ausf D2 (танками PzKpfw V Ausf D1 оказались соответственно бывшие PzKpfw V Ausf А). Танки новой модели производили все четыре крупные танкостроительных фирмы -МАН, «Даймлер-Бенц АГ», «Хеншель и сын АГ» и МНХ. За девять месяцев — с января по сентябрь 1943 г. — они выпустили более 600 новых машин. Однако такая спешка самым неблагоприятным образом сказалась на качестве первых крупносерийных «Пантер». Практически все они обладали низкой технической надежностью и, прежде всего это касалось трансмиссии и ходовой части. Во многом это было связано с конструкторским просчетом, предполагавшим использование для «Пантер» той же трансмиссии и рулевого управления, что и для прежних, легких, немецких танков. При этом совершенно упускалось из виду то обстоятельство, что более тяжелой машине с более мощным двигателем требуется соответствующая конструкция ходовой части.

 

Тест-драйв танка «Пантера»

То же самое относилось и к двигателю «Майбах» HL 230 Р 30 мощностью 700 л. с, который поначалу сильно перегревался, а нередко даже воспламенялся. Изменения, произведенные в танках PzKpfw V Ausf D2, затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки KwK 42, который стал двухкамерным. Толщину лобовой брони увеличили до 80 мм. Установили новую коробку передач «Майбах» АК 7-200, впоследствии се монтировали на танках «Пантера» Ausf А и G. На танках PzKpfw V Ausf D выпуска первой половины 1943 г. устанавливалась командирская башенка со смотровыми щелями, прикрывавшимися 50-мм бронестеклом, как на тяжелых танках PzKpfw IV Ausf H1. На первых «Пантерах» монтировались две 3-ствольные 90-мм пусковые установки NbK 39 для дымовых гранат.

Броня танков PzKptw V Ausf D, выпущенных во второй половине того же 1943 г., покрывалась циммеритовой обмазкой, кроме того, на эти машины навешивались 5-мм броневые экраны — фальшборта. К особенностям танков модели D2 относятся: отсутствие шаровой установки курсового пулемета MG 34, который размещался внутри корпуса (и только для стрельбы вставлялся в специальную бойницу, закрывавшуюся бронекрышкой); наличие в левом борту башни круглого ложа для удаления стреляных гильз, а также бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и на корме башни. Кроме того, на этих машинах имелись сдвоенные выхлопные трубы, расположенные симметрично на кормовом бронелисте. Танки модификации D2 последних выпусков имели выхлопные трубы, прикрытые специальными пламегасителями и бронекожухами. Всего был выпущен 851 танк PzKpfw V Ausf D1 и D2.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

В марте 1943 г. Гудериан, недавно назначенный генерал-инспектором бронетанковых войск, предоставил Гитлеру доклад, в котором изложил свои взгляды на перспективы развития немецких бронетанковых войск на 1943-1945 гг. Трезво оценивая реальную ситуацию, Гудериан прямо заявил, что не считает целесообразным боевое использование технически несовершенных «Пантер» вплоть до июля-августа 1943 г. (Стоит заметить, что Гудериан с огромной ответственностью относился к внедрению в действующие части новых экземпляров боевой техники. Доказательством этому служат страницы его дневника. Так, 15 июня генерал-инспектор бронетанковых войск записывает: «Занимался нашими подопечными детьми — «-Пантерами», у которых оказались не в порядке боковые зубчатые передачи и выявились недостатки в оптике». Все это заставляет Гуде-риаиа на следующий же день доложить об этом Гитлеру, добавив, что «Пантерам» требуется дополнительная доработка, прежде чем они смогут быть с успехом использованы на Восточном фронте.)За этот период, по мнению генерал-инспектора, необходимо устранить существующие технические недостатки новых танков. Однако Гитлер и слышать не хотел ни о какой отсрочке, хотя, как выяснилось впоследствии, осторожные прогнозы Гудериана оказались даже чересчур оптимистичными.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Вот что записал в своем дневнике подполковник фон Грюндхерр непосредственно после первого боевого использования «Пантер» на Восточном фронте («Впервые «Пантеры» приняли участие в боевых действиях во время Курской битвы, сроки которой гитлеровское командование специально перенесло, чтобы иметь возможность бросить против советских войск свои новые танки. Итоги Курской битвы подтвердили все самые мрачные опасения Гудериана. Танки «Пантеры» были определенно не готовы к боевому применению. Так, при выдвижении танковой бригады в исходное положение для наступления примерно одна четверть машин просто вышла из строя в результате технических неполадок.)

«…Честно говоря, я просто не мог удержаться, чтобы не сказать несколько слов об этой печальной истории, имя которой «Пантера». Все произошло именно так, как я и предполагал… Сколько людей возлагали особые надежды на применение этого нового, еще ни разу не испробованного оружия! Надо ли говорить, какое удручающее воздействие оказало на них

понесенное поражение… А все начиналось с приказа фюрера, с тех сверхъестественных ожиданий, которые он породил… У меня просто не укладывается в голове, как можно создавать мощное, современное, дорогое оружие, и одновременно снабжать его абсолютно ненужным бензиновым насосом, кучей лишних прокладок и прочей дребеденью?! У меня нет ни тени сомнения в том, что большая часть технических неполадок проистекает из-за применения негодных материалов, которые не соответствуют элементарным требованиям качества. Особого внимания заслуживает «эффективность» применения «Пантер*,-язвительно замечает автор и продолжает: С расстояния 7224 м Т-34 поражал их с одного выстрела» («Цитируется по изданию: The Ordnance Department Planning Munitions for War. У меня тем не менее есть серьезные сомнения в достоверности приведенных в документе цифр. Можно допустить, что Т-34 поражали «Пантер» с расстояния 1737 или даже 2650 м, однако цифра 7224 м представляется мне совершенно фантастической.)
Из 200 танков, дебютировавших под Курском, 160 вышли из строя к концу первого же дня, а еще через 9 дней в строю осталось всего 43 «Пантеры».

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Многие сломались уже по пути от железной дороги до линии фронта, а большой вес машин значительно затруднил буксировку… » По данным отечественных источников, в операции «Цитадель» приняли участие 196 танков PzKpfw V Ausf D, из которых немцы потеряли только по техническим причинам 162 «Пантеры». Всего же в боях на Курской дуге вермахт безвозвратно потерял 127 «Пантер». См. Барятинский М. Тяжелый танк «Пантера».М„ 1997.C. 19- — Прим. ред.

Справедливости ради следует сразу сказать, что впоследствии большая часть этих проблем была успешно устранена, и «Пантеры» снискали заслуженную славу лучшего боевого танка вермахта. Впрочем, как мы увидим в дальнейшем, и в ходе дальнейшей эксплуатации «Пантер» экипажам и конструкторам приходилось зачастую сталкиваться с различными техническими проблемами.

Экипаж «Пантеры» Ausf А позирует на корме своего танка. Вы видите, как один из танкистов, переводит зенитный пулемет MG-34. установленный на защитной турели FliegerBeschussgerat, в положение для стрельбы по воздушным целям. С конца 1943 г. такими установками для зенитных пулеметов оснащались многие PzKpfw III; PzKpfw IV, «Пантеры» и «Тигры». (Фото из архива Хорcта Ребеншталя.)

В конце августа — начале сентября 1943 Г. началось производство следующей версии «Пантеры» -PzKpfw V Ausf А (а не Е, как следовало бы ожидать). Новая «Пантера», как и предыдущие, выпускалась уже известными нам четырьмя фирмами (МАН, МНХ, DEMAG, «Даймлер-Бенц АГ»). Было произведено всего около 1788 танков этой модели. Отличительными особенностями «вторых А» была прежде всего новая усовершенствованная командирская башенка, пришедшая на смену прежней, получившей за свой громоздкий цилиндрический силуэт шутливое название «мусорный ящик». Некоторые изменения коснулись также расположения и оснащения смотровых щелей. Башенка оборудовалась 7 перископами и зенитной турелью Fliegerbeschussgerat для пулемета MG-34. Съемный курсовой пулемет MG-34 был заменен стационарным пулеметом в шаровой установке, а вместо бинокулярного прицела TZF 12 у наводчика появился монокулярный типа TZF 12а. Собственный перископ получил и заряжающий орудия. Другие незначительные изменения коснулись расположения боеукладок, ликвидации лючков в боковых стенках башни для стрельбы из личного оружия и изменение угла вертикального наведения башенного орудия. (В танках «Пантера» модели D2 угол возвышения орудия был -8° +20°; в модели А -8° +18°) В целях упрощения процесса производства «Пантер» и решения проблемы соответствия увеличившегося веса танка конструкции его подвески пришлось увеличить количество (с 16 до 24) и изменить расположение подшипников опорных катков. Изменилась система выхлопа, состоявшая теперь из 2 выхлопных труб и 2-3 дополнительных.

Самой многочисленной модификацией «Пантер» стали машины Ausf G. С марта 1944 г. по апрель 1945 г. фирмы МАН, МНХ и «Даймлер-БенцАГ» выпустили 3740 танков этого типа. PzKpfw V Ausf G имели усиленное бронирование-лоб башни до 110 мм, борт (50 мм вместо прежних 40) и больший наклон бортов (61°), в то время как Ausf D и А имели угол наклона 50°. Ддя данного варианта конструкторы предусмотрели новый тип лобовой брони, бронезащита которой была усилена за счет ликвидации прямоугольного смотрового отверстия механика-водителя. Вместо смотрового отверстия водитель получил вращающийся перископ, закрепленный на потолке боевого отделения. Изменилась также форма входных люков для механика-водителя и стрелка в подбашенной коробке. Откидные люки стали снабжаться специальными пружинами, значительно облегчающими открывание-закрывание, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т. д. Боекомплект увеличился с 79 до 82 артиллерийских выстрелов, а на ряде танков пушки получили новую конструкцию маски со специальным выступом, защищающим основание башни от заклинивания при попадании снаряда. На последних экземплярах данной модели стандартная коробка передач ZF АК7-200 была заменена на ZF AK 7-400. Кроме того, в последних машинах версии G предполагалось использование приборов ночного видения и других технических новшеств, которые, впрочем, так и не удалось внедрить в жизнь вплоть до самого конца войны. В ноябре 1944 г. 63 танка «Пантера» Ausf G получили первые в мире серийные пассивные ИК — приборы ночного видения FG 1250, позволявшие вести наблюдение за полем боя на дальность до 700 м.
27 февраля 1944 г. Гитлер своим распоряжением запретил использование обозначения PzKpfw V, предписав отныне называть новый танк только «Пантерой». Соответственно и машина PzKpfw V Ausf G с этих пор стала называться «Пантера» Ausf G.

Общее описание танка PzKpfw V «Пантера»

Как мы уже видели, благодаря стараниям главного инженера Г. Книпкампфа и «танковот комитета» конструкция «Пантеры» осталась традиционной для немецких танков. Отделение управления в передней части танка, в котором размещались главный фрикцион, коробка передач, механизм поворота, органы управления, приборы, курсовой пулемет, часть боекомплекта, радиостанция и места механика-водителя и стрелка-радиста. В средней части танка располагалось боевое отделение. В башне размещалось вооружение -пушка и спаренный с ней пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы вертикального и горизонтального наведения, места командира танка, наводчика и заряжающего. В корме располагалось моторное отделение, отделявшееся от боевого металлической противопожарной перегородкой. Однако новый танк оказался суще-ственно больше и тяжелее всех предыдущих образцов.

 

Вид на место командира танка. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Вид на место заряжающего орудия. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Вид на место заряжающего. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Вид на место механика-водителя (слева) и стрелка-радиста (справа), в центе можно наблюдать элементы трансмиссии. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Еще один вид на место мехвода и стрелка-радиста. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Вид на место командира танка. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Вид на место командира танка. Командир танка у приборов наблюдения. Внутри танка «Пантера» (Panther)

 

 

Танк «Пантера» в разрезе (Panther)

 

 

Вид на казенную часть пушки танка. Отчетливо виден прицел наводчика. Внутри танка «Пантера» (Panther)

Рабочее место механика-водителя оборудовалось слева. Прямо перед ним была установлена прямоугольная смотровая щель, защищавшаяся 24,8-мм бронированной крышкой, приводившейся в движение с помощью рычага. Во время остановки водитель пользовался двумя неподвижными перископами, установленными в крыше его отсека, причем один перископ направлялся вперед, а второй — чуть левее. Однако вся эта система обеспечивала весьма посредственный обзор, поэтому на «Пантерах» Ausf G смотровая щель была ликвидирована и заменена вращающимся перископом. Место механика-водителя было устроено следующим образом, направо шли: рычаг ручного тормоза, левый рычаг поворота танка, педаль главного фрикциона; педать тормоза; педаль акселератора; правый рычаг поворота танка; регулировочное устройство колодочного тормоза; рычаг переключения передач; впереди — панель контрольных приборов (со спидометром, тахометром, датчиком давления масла и амперметром). Кроме этого, на приборной доске имелась кнопка включения электростартера, но в холодную погоду (зимой) или в случае если в танке разрядились аккумуляторы, приходилось пользоваться инерционным стартером. Стартер приводился в движение заводной ручкой, крутить которую приходилось сразу двум членам экипажа, поэтому в последних модификациях «Пантеры* эта система была заменена повой, более простой в эксплуатации.

В правой части отделения управления находилось места стрелка-радиста. На первых образцах «Пантер» пулемет MG-34 был съемным, стрельба из него велась через специальную амбразуру в броне. На последующих модификациях устанавливался курсовой пулемет в шаровой установке. По правую руку радиста размещалась радиостанция, а сверху находились перископы, точно такие же, как и у водителя. И механик-водитель, и стрелок-радист имели собственные эвакуационные люки, расположенные в передней части крышки корпуса. На ранних «Пантерах» для входа и выхода из машины крышки люков приподнимались вверх и отводились в сторону с помощью специального подъемно-поворотного механизма. В Ausf G устанавливался более удобный механизм, при котором люки откидывались на петлях, снабженных пружинами.

Между радистом и водителям размещалась восьмискоростная (семь передних и одна задняя) коробка переключения передач типа ZF АК 7-200. Коробка переключения передач была довольно сложной в управлении, поэтому от водителя требовалось особое мастерство. От коробки передач крутящий момент посредством редуктора передавался расположенным спереди ведущим колесам. Механизм поворота состоял из двух планетарных редукторов. К бортовым передачам мощность передавалась короткими поперечными валиками с зубчатыми муфтами на концах, при помощи которых можно было пустить то или иное ведущее колесо против хода, чтобы замедлить гусеницу с требуемой стороны и тем самым осуществить более крутой поворот. Такое нововведение позволило значительно увеличить радиус поворота танка (5 м на первой скорости и 80 м — на седьмой). Ведущие колеса имели два съемных зубчатых венца с 17 зубцами. Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью. Механик-водитель управлял машиной с помощью штурвала.

Ходовая часть «Пантеры». Подвеска торсионная. Ходовая часть применительно к одному борту имела восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков большого диаметра, установленных в шахматном порядке. Такая конструкция подвески была очень сложной в производстве, зато обеспечивала исключительно плавный и ровный ход танка. На «Пантерах» более поздних модификаций применялась принципиально новая конструкция подвески с цельнометаллическими опорными катками. Как мы увидим в дальнейшем, впоследствии такие катки будут применяться и на «Тиграх», гусеницы, мелкозвенчатые шириной 660 мм состояли из 86 звеньев. Ведущие колеса высоко подняты над землей. Натяжение регулировалось при помощи задних направляющих колес.

 

Подвеска танка «Пантера» (ходовая часть)

 

 

Вид на подвеску танка «Пантера» снизу. Правда, на снимке танк «Тигр», но у него подвеска была аналогична «Пантере», разница состояла лишь в том, что применяли два последовательных торсиона , что позволило еще больше снизить жесткость подвески танка.

Башня танка «Пантера». Башня со сплошным поликом устанавливалась в центре танка и приводилась во вращение гидроприводом. В литой маске башни монтировалась 75-мм пушка KwK 42 L/70 с вертикальным клиновым затвором и автоматикой копирного типа. Слева устанавливался телескопический прицел, справа — спаренный с пушкой башенный пулемет MG-34. Угол возвышения орудия составлял от -8° до +20°. Стенки башни состояли из двух больших бронированных плит, которые сзади слегка сближались и имели форму усеченного конуса с соединением в шип и наклоном стенок 65°, наклон крыши не превышал 6°. В башне размещались вооружение, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы вертикальной и горизонтальной наводки и рабочие места трех членов экипажа (командира, наводчика и заряжающего). Место командира оборудовалось сзади, непосредственно под командирской башенкой, перед ним находилось место наводчика — с левой стороны, а с правой стороны башни — место заряжающего. Сиденья членов экипажа вращались вместе с башней. Казенная часть орудия разделяла боевой отсек башни на две части.

 

Башня танка «Пантера»

 

 

Башня танка «Пантера» с вращающейся корзиной.

 

 

Башня танка «Пантера» с вращающейся корзиной.

 

 

Командирская башенка танка «Пантера»

 

 

Дульные тормоза орудий танка «Пантера»

Первоначально командирская башенка высотой 26 см имела 6 перископических приборов наблюдения, которые закрывались 56-мм стальным кольцом, движущимся по диаметру башенки и приводившим в движение при помощи ручного механизма. Эта конструкция подверглась модернизации, и уже на «Пантерах» Ausf А командирская башенка оборудовалась более совершенной системой наблюдения. Над люком на зенитной турели Fligerbeschussgeral монтировался пулемет MG 34, из которого можно было вести огонь по воздушным целям. Первые «Пантеры» имели весьма несовершенные системы наблюдения, не соответствующие изменившемуся силуэту и увеличившейся высоте танка, так что экипаж испытывал большие трудности при движении и во время боя. На приведенном ниже рисунке хорошо видно, в какой кошмар превращалось наблюдение, когда танк оказывался на пересеченной местности или за гребнем высоты. В последующих вариантах PzKpfw V эти замечания были учтены, в частности место заряжающего стало снабжаться собственным перископом.

 

Мертвое (не просматриваемое) пространство у танков «Пантера»

Вначале танки PzKpfw V Ausf D оснащались бинокулярным прицелом TZF 12, но впоследствии на Ausf А и G этот прицел заменили на монокулярный TZF 12а. Прицел оснащался специальными шкала-ми для каждого вида снарядов (бронебойных, подкалиберных, куммулятивных и пр.). Специальная шкала с двойным увеличением применялась и для наведения пулемета. При изменении вертикального угла установки вооружения изменялось и положение объективной части прицела, в то время как окулярная часть оставалась неподвижной, что обеспечивало возможность работы с вооружением на всем диапазоне вертикального угла наведения без изменения положения наводчика. Вращение башни осуществлялось гидравлическим приводом, который приводился в действие от коробки передач. Таким образом, при выключенном двигателе вращение башни приходилось осуществлять вручную.

 

Для того чтобы совершить быстрый поворот башни, водителю и наводчику приходилось действовать сообща. На большой скорости, при числе оборотов порядка 2500 в минуту, полный поворот башни выполнялся за 17-18 секунд, а если число оборотов в минуту падало до 1000, на эту операцию уходило уже 92-93 секунды. Последний рывок всегда делался вручную, при этом ручку маховика ручного привода со стороны наводчика необходимо было перевести в вертикальное (нейтральное положение). Если требовалось повернуть башню влево, рычаг оттягивали назад, а при движении вправо — вперед. Разворот 7,5-тонной башни вручную было непростым делом, требовавшим не только силы, но и выносливости. Достаточно сказать, что полный поворот маховика ручного привода обеспечивал поворот башни всего на 0,36°. При этом из-за неуравновешенности башни ее поворот вручную при крене танка свыше 5° был невозможен.

Положение орудия относительно корпуса танка PzKpfw V Ausf D определялось с помощью двух круглых шкал, разбитых по
принципу циферблатно-часового типа и расположенных возле прицела. Левый циферблат имел две шкалы — внутреннюю, разбитую на 12 делений, и внешнюю, делившуюся на 64 деления. Правый циферблат градуировался на тысячные доли. На шестеренку, установленную на внутренней стороне командирской башенки, также наносилась шкала, разбитая на 12 делений. Эта шкала действовала по принципу «против часовой стрелки», то есть при повороте башни шкала поворачивалась в строго противоположную сторону, однако с той же скоростью. Цифра 12 всегда находилась на осевой линии танка и обозначала направление его движения. Исходя из этих ориентиров, командир мог давать указания наводчику. В танках последующих моделей А и G в этой сложной системе целеуказания отпала необходимость, поскольку место командира стало оснащаться более совершенной оптикой, так что он мог, не высовываясь из танка, осуществлять руководство огнем.

Пушка танка «Пантера». Несколько слов о башенном орудии, производившемся на заводах концерна «Рейнметалл-Борзиг», — 75-мм пушка KwK 42 L/70, общая длина которой составляла 5,85 м, была действительно грозным орудием. При угле встречи 60° бронебойно-трассирующий снаряд, пущенный из этой пушки, пробивал броню толщиной 90 мм С расстояния 457 м, 80 мм броню тот же снаряд пробивал на дальности 915 м. С расстояния 800 м пушка могла поражать советский танк Т-34, а с расстояния 1000 м с легкостью выводила из строя американские «Шерманы». Электроспуск увеличивал меткость стрельбы. Правильно установленная и наведенная пушка могла натворить и гораздо больших бед.

 

Виды масок пушек танка «Пантера»

 

 

Танковая 75-мм пушка KwK 42 L/70 танка «Пантера»

В боекомплект пушки входили следующие типы артиллерийских выстрелов. «Пантеры» Ausf А и D оснащались боекомплектом в 79 артиллерийских выстрелов, расположенных в боеукладках в нижней части боевого отделения В боевых машинах последующих Ausfz (G), их число было увеличено до 82. Выстрелы укладывались в ниши подбашенной коробки, в отделении управления и в боевом отделении. В специальных коробках хранились 4200 патронов для пулеметов. (Поданным отечественных источников, боекомплект для танковых пулеметов у PzKpfw V Ausf А и D составлял 5100 патронов. а у PzKpfw V Ausf G — 4800 шт. См. Panzer Kampfwagen V-Пантера». История создания и применения. М.. Восточный фронт, I995.C. 8. — При,», ред.)

На первых «Пантерах» по обе обеим сторонам башни устанавливались по три дымовых гранатомета NbK 39 калибра 90 мм. Короткий ствол ставился под углом 60°. Гранатометы могли не только создавать дымовую завесу, но и поражать противотанковые орудия осколочно-фугасными гранатами вражескую пехоту. На танках более поздних модификаций дымовые гранаты отстреливались изнутри танка.

 

Башенные дымовые гранатометы NbK 39 калибра 90 мм устанавливаемые на танк «Пантера»

Как уже отмечалось выше, вплоть до появления «Пантеры» Ausf А заряжающий не имел собственного перископа, а в случае необходимости срочно покинуть танк использовал в качестве эвакуационного люка большое круглое отверстие для выброса наружу стреляных снарядных гильз, расположенное в задней части башни. Рядом с этим отверстием первоначально располагался маленький лючок для стрельбы из стрелкового оружия. Точно такой же лючок, прикрытый съемной крышкой, имелся и в левой части башни. В «Пантерах» Ausf G эти лючки были ликвидированы. Машины этого типа имели также дополнительный вентилятор боевого отделения, установленный в левой части крыши башни. Загазованность боевого отделения снижалась специальным агрегатом для продувки ствола пушки после выстрела сжатым воздухом и отсоса пороховых газов из короба гильзоулавливателя. В башне было три замка — в правой передней части находился башенный замок, еще один замок был на пушке и третий — крепился на лобовой части крыши танка. Ствол в башне фиксировался в походном положении под углом 0 градусов при помощи специальной цепочки и зажимной гайки. В то же время для этой же цели в передней части крыши корпуса служила жестко закрепленная откидная стойка для фиксации ствола в походном положении.

Моторный отсек танка. В кормовой части танка размещался 12-цилиндровый карбюраторный двигатель «Майбах» HL 230 Р30 мощностью 700 л.с. и максимальным числом оборотов в 3000. Доступ к двигателю осуществлялся через большой люк в крыше моторного отделения. Моторный отсек делился на три отделения, разделенных водонепроницаемыми переборками. Два крайних отделения при преодолении водных преград могли заливаться водой. Центральное отделение со смонтированным двигателем «Майбах» HL 230 Р30 было загерметезировано. Боковые отделения сверху закрывались броневыми решетками, четыре из них служили для притока воздуха, охлаждавшего радиаторы, а две средние — для его отвода. Недостатком двигателя были его большие размеры и связанная с этим теснота в моторном отсеке. В результате двигатель плохо охлаждался и частенько летом температура воды в системе охлаждения превышала норму в 80 °С. По этой причине в танке предусматривалась особая система пожаротушения, вступавшая автоматически в действие, как только температура двигателя поднималась выше 120 °С. Система действовала следующим образом. Как только температура двигателя зашкаливала за критическую, на приборной доске водителя загоралась аварийная лампочка, сигнализируя о том, что двигатель требуется немедленно охладить. Одновременно шесть насадок на топливном насосе и карбюраторе начинали разбрызгивать особую противопожарную смесь *СВ*.

Топливо (730 л бензина) перевозилось в пяти бензобаках, размещавшихся в моторном отсеке следующим образом: по два с каждой стороны и один сзади. Расход топлива варьировался от 0,25 л на 1 км при движении по шоссе до 0,14 л на 1км при движении но пересеченной местности. «Пантеры» могли развивать максимальную скорость 46 км/ч при запасе хода (расстоянии, которое танк может пройти по шоссе без дополнительной заправки) 200 км.

Кроме этого, конструкторы «Пантер» предусматривали, что машина сможет переходить вброд реки, глубина которых в месте пересечения не превышала 1,9 м. Однако эта цифра оказалось несколько завышенной, а реальная глубина, которую «Пантеры* смогли перейти вброд составила около 1,7 м. 1,9 м смогли преодолеть лишь улучшенные модификации «Пантер» — командирские и разведывательные танки (о них разговор пойдет дальше).

Танки «Пантера» могли также погружаться полностью, но только в случаях, когда глубина не превышала 4 м. Впрочем, немецким конструкторам так и не удалось до конца разработать такой вариант и превратить «Пантеры» в настоящие «плавающие танки «.

Бронирование танка. «Пантера» Ausf G имела очень хорошую бронезащиту из катаных броневых листов, установленных под рациональными углами. Верхний лобовой лист корпуса располагался под углом 38° к горизонтали, нижний — под углом 37°. Нижние бортовые листы — вертикальные, верхние наклонены под углом 48°, кормовой лист — под углом 60°. В одном из первых советских рапортах о появлении новых танков на вооружении вермахта определяли твердость лобовой брони приблизительно в 262 НВ по шкале Бринелля.

Дополнительные броневые экраны толщиной 5 мм обеспечивали защиту верхней части шасси и ослабляли эффект воздействия кумулятивных снарядов.
В конце 1944 г. англичанам удалось захватить танк Пантера Ausf G и они провели его полное исследование. Вот какие выводы были сделаны по результатам тестирования «Танк неуязвим для снарядов, противотанковой артиллерии кал. 37-57 мм, однако при обстреле танка из авиационных пушек с самолета под углом 30° попадания снарядов в воздухозаборные отверстия моторного отсека привели к серьезному разрушению радиатора танка. Еще более крупных повреждений можно достичь путем обстрела танка с воздуха 20-мм осколочно-фугасными снарядами.
Как осколочно-фугасные, так и бронебойные снаряды, пущенные из полевых орудий крупного калибра и попавшие в лоб корпуса ниже горизонтали танкового орудия, вполне могут пробить броню, поразить крышу боевого отделения или привести к заклиниванию башни. Поражения в борта могут привести к воспламенению боекомплекта.
Катаные броневые листы довольно хрупки, что делает менее защищенные участки танка особо уязвимыми. Так, крышу башни легко пробить как при помощи осколочно-фугасных снарядов, так и огнем с самолета. Тем не менее сблокированные стыки танка, соединенные в шип и сваренные двойным швом, обеспечивают ему большую прочность и позволяют сохранять общую устойчивость даже в случае разрушения сварных швов бронелистов.
Лобовая атака, обстрел танка из противотанковых гранатометов РIАТ не приносят успеха, гораздо эффективнее представляется его обстрел с бортов.
Противотанковые мины, даже весом 1,8-6,8 кг, могут привести к повреждению гусениц лишь в том случае, если сдетонируют точно посередине последних…
В заключение следует отметить, что конструкция этого танка поистине уникальна, его устойчивость и прочность превышают все существовавшие до сих пор образцы. Особенно впечатляет эффективный метод блокировки плит танка. Опираясь на результаты проведенных испытаний, можно со всей определенностью утверждать, что немецкий танк «Пантера» является самым грозным оружием вермахта. Безусловно, и оно имеет свои слабые места, однако было бы непростительной ошибкой недооценивать опасность, которую может представлять «Пантера», особенно при надлежащей защите своих бортов».

МНЕНИЕ СОВРЕМЕННИКОВ О ТАНКЕ «ПАНТЕРА»

ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ ТАНКА «ПАНТЕРА»

ПРОТИВОТАНКОВАЯ САУ «ЯГДПАНТЕР» (Jagdpanzer) НА БАЗЕ ТАНКА «ПАНТЕРА»

КАК СОБИРАЛИ КОРПУС И БАШНЮ ТАНКА НА ЗАВОДЕ

ПЕРЕОБОРУДОВНИЕ «ПАНТЕРЫ» ДЛЯ ДИВЕРСИЙ В ТЫЛУ ВРАГА.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ/БОЕВАЯ ЛЕТОПИСЬ ТАНКА «ПАНТЕРА»

БОЕВАЯ ЛЕТОПИСЬ ТАНКОВ «ПАНТЕРА» ОТ ЛИЦА НЕМЕЦКИХ ТАНКИСТОВ,

_________________________________________________________________________
Источник данных: Цитата из журнала «Бронеколлекция» М.Братинский (1998. — № 3)

Добавить комментарий