Новозеландские «Корсары» над Тихим океаном.

После Соединенных Штатов и Англии, наибольшее число самолётов Р4111 «Корсар» состояло на вооружении Королевских Новозеландских Военно-воздушных Сил (RNZAF). За всё время боевых действий общее количество новозеландских машин этого типа достигло 424-х единиц. 238 «F4U-1» и 126 «F4U-1D» были выпущены на заводах ведущей фирмы-разработчика «Чэнс-Воут» (Сhance Vought) а ещё 60 самолётов носивших индекс «FG» фирмой «Гудийер» (Goodyear). Таким образом «Корсар» стал основным истребителем и ударным самолётом RNZAF на Юго-западе Тихого океана, участвовавшим в кампании на Соломоновых Островах. «Корсарами» заменяли Кертисс Р-40 «Киттихауки», на которых новозеландцы одержали 99 подтвержденных воздушных побед. Однако, новые самолёты совершили свой первый боевой вылет лишь 15 мая 1944 года. К этому моменту японская авиация на Соломоновых Островах практически перестала существовать как организованная сила, и больше не представляла реальной угрозы. Большинство уцелевших японских самолётов ещё в марте 1944-го года были перебазированы на острова Трук. В исключительных случаях японцы использовали для связи между островами летающие лодки, но это случалось так редко, что к концу 1944 года пилоты РМ2АР, прибывшие на острова ещё ни разу не видели в воздухе японский самолёт. В конце концов, с основной базы Новозеландских ВВС в Эспириту Санто на Новых Гебридах, «Корсары» перебросили на север, вслед за отступающей армией Микадо. Поскольку небо над Соломоновыми островами теперь полностью принадлежало союзникам, новозеландцы целиком переключились на атаки наземных целей и кораблей. Поднимаясь в небо с аэродромов Гендерсон-Филд на Гуадалканале, на Нью-Джорджии, в Торокина и Пиве на Бугенвиле, на островах Ниссан (Гринайленд) и Лос Негрос, острове Мануса (Острова Адмиралтейства), Эмирау (архипелаг Сан-Маттиас) в заливе Хакино (Jaquinot) на Новой Британии, пилоты день за днём делили со своими американскими и австралийскими товарищами все тяготы войны на Тихом океане. Влажность и жара тропиков создавали массу эксплуатационных проблем, и служили причиной частых отказов оборудования. Самолеты постоянно использовались в неблагоприятных условиях с примитивных взлетных полос, зачастую располагавшихся на расчищенных кокосовых плантациях, или на чудом отвоёванных у тропического дождевого леса клочках относительно сухой почвы. Никаких капитальных зданий не было и в помине, лётчики и технический персонал повсеместно жили в палатках. Над огромными водными пространствами, радиокомпас оставался единственным средством позволяющим вернуться назад, но работа его зачастую прерывалась сильнейшими грозами, столь характерными для тропических широт. А над целью «Корсары» ожидали японские зенитчики, традиционно отличавшиеся способностью вести плотный и точный огонь. У сбитых пилотов, даже если им удавалось покинуть самолёт с парашютом, шансы выжить в необозримых и малонаселённых джунглях были минимальными. Хотя вражеские самолеты и не появлялись в воздухе, «Корсары» понесли примерно такие же потери, как и ранее «Киттихауки»: 29 % от общего количества.

Командование RNZAF прекрасно осознавало, в каких условиях находятся пилоты и наземный персонал, и всячески пыталось облегчить их положение. Приблизительно с средины 1943-го года создавались специальные «Соединения обслуживания» (Sеrvice Unit (S.U.) в задачу которых входило техническое обеспечение боевых подразделений. Именно соединения обслуживания, находившиеся на аэродромах первой линии, получали новые самолёты и вводили их в эксплуатацию.


Согласно официальной версии RNZAF, на представленной фотографии «Корсары» из состава 2-го соединения обслуживания выруливают на старт пред очередным рейдом на Рабаул. Однако, судя по отсутствию дополнительных топливных баков на внешней подвеске, цель вполне могла находиться гораздо ближе… Бугенвиль, 31 мая 1945 года.
Истребительные эскадрильи, состоявшие из пилотов и незначительного командно-штабного состава, прибывали на транспортных самолётах на острова, где за каждой эскадрильей закреплялось своё соединение обслуживания вместе с готовыми к боевым вылетам самолётами. После окончания оперативного цикла, оба подразделения возвращались обратно в Новую Зеландию. На первых порах переподготовка пилотов происходила в Эспириту-Санто, непосредственно на Соломоновых островах.

С образованием тренировочных центров по освоению новой авиатехники непосредственно в Новой Зеландии, командование RNZAF отказалось от практики обучения полётам на «Корсарах» в Эспириту-Санто. Теперь эскадрильи, оснащённые «Киттихауками» выводили с первой линии и отправляли обратно в Новую Зеландию. Централизация процесса обучения позволяла формировать и подготавливать новые соединения на месте, и в район боевых действий они прибывали уже вполне боеспособными. Общее количество эскадрилий «Корсаров», сформированных в течение 1944-го и 1945-го годов, достигло тринадцати. Соединения получили порядковые номера с 14-го по 26-й.

Несколько учебно-тренировочных центров были развёрнуты на авиабазе RNZAF Эдмор, расположенной в 27 километрах к юго-востоку от Окленда. В их задачи входила переподготовка пилотов Р-40 для полётов на «Корсарах» и обучение новобранцев. Программа вступила в действие 31 июля 1944 года. В Эдморе располагались курсы командиров эскадрилий, школы воздушной стрельбы и ракетного оружия и центр полётной переподготовки. Техническое обеспечение осуществлялось 3-м, 5-м и 26-м Соединениями обслуживания. Принадлежность самолёта к тому или иному Соединению обозначалась традиционным для ВВС стран Британского Содружества буквенным идентификационным кодом, а порядковый буквенный литер наносился на капот двигателя.

3-е Соединение обслуживания имело код «RK», 5-е — «ZG», причём порядковый буквенный литер был нанесён с обеих сторон капота. 26-е S.U. носило код «UY», а вместо буквенных порядковых литеров использовало две последние цифры серийного номера машины, так же нанесённые по обеим сторонам капота.

Эти большие белые цифры и буквенные кодировки «RK», «ZG» и «UY» непосредственно использовались только в Новой Зеландии, поскольку не соответствовали системе идентификации, принятой в американских ВВС на юго-западе Тихоокеанского Театра Военных Действий.

3-е Соединение обслуживания занималось переподготовкой вновь прибывших пилотов для полётов на «Корсарах» и испытанием поступающей авиатехники, главной задачей 5-го S.U. стала отработка и совершенствование навыков воздушной стрельбы, а 26-е соединение обеспечивало курсантам максимальное количество полётных часов на машинах нового типа.

«Корсары» предназначенные для Новозеландских Соединений обслуживания, поступавшие непосредственно из Соединенных Штатов, носили серийные номера с N25501 по N25577. В дальнейшем восемнадцать пилотов 15-й эскадрильи, только что закончившие свой оперативный цикл на островах, вернулись в Новую Зеландию из Эспириту-Санто на своих машинах. Эти самолеты, N25305, 20, 22, 30, 32, 37, 38, 41, 42, 47, 48, 51, 52, 53, 55, 57, 59 и 84, был первоначально переданы в распоряжение 5-го S.U.

Все три Соединения обслуживания учебного центра Эдмор были сведены в Истребительное Крыло Обслуживания. Позднее, по мере увеличения количества Соединений обслуживания в Новозеландских ВВС, они были переименованы в 1-ю, 2-ю и 3-ю Эскадрильи обслуживания. (Service Squadron (S.S.). Развёртывание сети тренировочных центров преследовало единственную и главную цель — ввод в эксплуатацию новой авиационной техники в максимально кратчайшие сроки. Многие из курсантов были опытными пилотами, прошедшие на своих «Киттихауках» оперативные циклы на Соломоновых Островах. Другие были зелёными новичками, пришедшими из других тренировочных центров. Эскадрильи, выведенные из районов боевых действий в Новую Зеландию после очередного оперативного цикла, перед своим возвращением на Соломоновы острова проходили краткий курс переподготовки в школах воздушной стрельбы и ракетного оружия в Эдморе, с целью восстановления боевых навыков.


Эдмор, октябрь 1944 года. В небе самолёты всех трёх Соединений обслуживания дислоцированных на  этой учебно-тренировочной авиабазе
.
Одним из наименее известных учебно-тренировочных подразделений развёрнутых на авиабазе Эдмор, были курсы подготовки командиров эскадрилий, основанные в марте 1945.

Командование новым подразделением принял Сквадрон-лидер Б. X. Томсон (Тhomson). На курсы зачислялись только опытные лётчики, имеющие солидный боевой опыт, приобретённый во время оперативных циклов.
Во время полётов на Корсарах из состава 3-го, 5-го и 26-го Соединений обслуживания, пилоты проверяли на практике собственные теории и приёмы воздушного боя, для того чтобы в дальнейшем передавать свой опыт начинающим пилотам.


Во время обучения далеко не всё шло гладко, и много самолётов было потеряно в результате неизбежных аварий.  На фотографии слева двое молодых пилотов явно не поделили между собой  рулёжную дорожку. На следующем снимке самолёт скапотировал, выкатившись за пределы аэродрома.
По мере расширения деятельности центра переподготовки, в небе над Эдмором зачастую становилось тесно от «Корсаров», выполняющих различные задачи. Много самолетов был потеряно в результате неизбежных в процессе обучения аварий и катастроф. Так Пайлот-офицер Р.С. Шеппард был вынужден посадить свой «Корсар» N25320 «RК- V», на брюхо в болоте Пиако.

Деятельность учебно-тренировочного центра в Эдморе продолжалась вплоть до 21 июля 1945 года. К тому времени, сотни пилотов прошли курс переподготовки и приняли участие в боевых действиях в составе эскадрилий первой линии.


Этот «Корсар», скорее всего,  скапотировал из-за излишне резкого торможения.


Не обошлось и без смертельных случаев. Пилот 25-й эскадрильи, флайт-офицер П. Г. А. Ричи потерпел катастрофу при вынужденной посадке на пастбище в нескольких милях от Эдмора. Самолёт при ударе о землю скапотировал и загорелся. Лётчик получил тяжелейшие ожоги, и позже скончался в госпитале.


«Корсар F4U-1D» серийный номер NZ5485,  Лос Негрос, 8-е августа 1945 года. Этот самолет носил персональное имя «Кохимарама IX» (по названию пригородного района Окленда). Под названием изображён зеленый маорийский божок Тики. 23-я «Эскадрилья Привидений» Королевских Новозеландских ВВС получила своё название, после того как фермеры, живущие вокруг авиабазы Эдмор, со смехом рассказывали, что «корсары» оказались настолько большими по размерам, что лётчик просто терялся в кабине, и с земли казалось, что самолётом управляют призраки…

Далее

Добавить комментарий