АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»

Это произошло 3-го марта 1942 года, когда до окончательной оккупации Явы японскими войсками оставались считанные дни. Из Бандунга шла лихорадочная эвакуация.

Пассажирская «Дакота» DC-3 под регистрационным номером PK-AFV “Pelikaan” гражданской авиакомпании KNILM (Голландский филиал авиакомпании KLM в Ост-Индии) была пожалуй предпоследним самолётом, вылетавшим в Австралию из аэропорта Андир в Бандунге. Командиром экипажа «Пеликана» был Иван Васильевич Смирнов, русский ас первой мировой войны, подобно многим оказавшийся в эмиграции, после Октябрьской революции.

В начале 1942 года союзники одну за другой теряли свои позиции под яростным натиском японских войск, рвущихся к природным богатствам Юго-восточной Азии. Смирнов в числе других пилотов KNILM за первые месяцы 1942 года совершил множество полётов из Голландской Ост-Индии в Австралию, эвакуируя сотрудников управления и наземный персонал KNILM, гражданских беженцев и обслуживающий персонал. В этом полёте его вторым пилотом был Йохан «Ниф»Хоффман (Johan “Neef” Hoffman), а его радистом Джон “Джо» Мюллер”. В числе пассажиров были пять пилотов KNILM и четыре гражданских лица. Жена одного голландских пилотов, Мария ван Туин, сидела на единственном сидении* в самом конце фюзеляжа со своим 18-месячным сыном Йоханнесом на руках. С самолёта давно сняли всё лишнее, чтобы максимально увеличить взлётный вес. По этому, все остальные пассажиры были вынуждены расположиться прямо на неудобном деревянном полу салона. Все на борту молчали, подавленные всеобщей атмосферой отчаяния и неопределённости царившей вокруг. Длительный полный опасностей перелёт был для этих людей единственным шансом избежать ужасов японской оккупации, от которых их отделяли всего три дня остававшиеся до захвата Андира войсками противника.

* Единственное сидение, на котором сидела женщина, мог быть только унитаз клозета.

Перелёт в Австралию был достаточно долгим, и вылет планировался на час ночи. Это позволяло добраться до пункта назначения на рассвете, что снижало риск быть обнаруженными японскими истребителями. В десять минут второго, когда Смирнов уже готовился выруливать на взлёт, перед самолётом внезапно появился автомобиль начальника аэропорта Ханса Виссе. Поспешно поднявшись на борт, Виссе сунул в руки Смирнову запечатанную коробку размером с ящичек из-под сигар. Коробка была завёрнута в обёрточную бумагу и опечатана во многих местах. Не вдаваясь в подробности, Виссе, тревожно оглядываясь на остальных членов экипажа, лишь осторожно шепнул Смирнову – «Берегите это как зеницу ока. В Австралии вас встретит представитель Объединённого Австралийского банка, передадите коробку ему. Это действительно очень важная вещь».

«А теперь улетайте и… Удачи!» добавил он, покидая самолёт. Смирнов, голова которого была забита совершенно другими проблемами, машинально сунул коробку в бортовую аптечку Дакоты, развернул самолёт, вырулил на взлётную полосу и приблизительно в 1:15 по местному времени поднял машину в воздух, досадуя на непредвиденную задержку.

Побережье Австралии показалось примерно через час после восхода солнца. В этот момент «Дакота» находилась в сотне километров к северу от аэропорта в Бруме. В 9:40 «Джо» связался с контрольной вышкой и запросил разрешение на посадку и номер полосы для приземления. К огромному удивлению экипажа ответ прозвучал несколько философски: «В настоящее время у нас всё настолько здорово, что можете садиться на любую полосу, целиком на свой страх и риск» В этот момент лётчики увидели на юге, где находился Брум, огромные облака дыма. Этот зловещий признак японского воздушного налёта, был отлично виден даже на расстоянии в семьдесят пять миль.

НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ УЧАСТНИКИ СОБЫТИЙ 3-го МАРТА 1942 ГОДА

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Лейтенант Зендзиро Мияно
АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Капитан Иван Васильевич Смирнов

В то драматическое утро в налёте на Брум участвовали девять «A6M2 «Зеро» из 3-го Кёкутай. Их сопровождал разведывательный «Мицубиши C5M2», пилоты которого должны были оценить результаты атаки. Ударную группу возглавлял лейтенант Зендзиро Мияно, будущий асс, одержавший 16 побед и погибший в воздушном бою над Гвадалканалом 16-го июня 1943 года. Мияно, вместе со своими ведомыми, – главным старшиной Такаши Курано и старшим матросом Земпеи Мацумото, не участвовал в атаке, держась выше самолётов ударной волны и обеспечивая их прикрытие на случай появления истребителей союзников. По несчастливой случайности курс возвращения японцев на Тимор, где находилась их база, выводил их прямиком на тихоходную голландскую «Дакоту» не оставляя ей никаких шансов на спасение.

Звено Мияно сразу же атаковало Дуглас на встречном курсе. Капитан Смирнов был ранен сначала в руку, а через несколько секунд в бедро. Несмотря на ранения, он мастерски бросил «Дакоту» в глубокую нисходящую спираль выходя из-под атаки – сработал инстинкт лётчика истребителя и огромный опыт воздушных боёв в небе Первой Мировой войны. На какой-то момент ему удалось оторваться от противника, но сейчас в его руках был не истребитель, а всего лишь скромный гражданский трудяга «Дуглас». На этот раз японцы зашли ему в хвост. Смирнов как мог, пытался уклоняться от их атак, но самолёт раз за разом получал новые попадания. Госпожа ван Туин была дважды ранена в грудь, а ее ребенок в руку. Другой из пассажиров, голландский пилот лейтенант Дэн Хендрикс, получил тяжёлое ранение и был без сознания. В довершение ко всему один из двигателей Дакоты загорелся. Возникла опасность взрыва топливных баков, не менее реальной была вероятность того, что крыло может попросту отвалиться. Несмотря на это Смирнов хладнокровно совершил аварийную посадку на ближайший пляж, направив самолёт в сторону океана, так, чтобы пробег закончился в полосе прибоя. Его расчёты полностью оправдались и волны захлестнули пылающий двигатель. Пожар прекратился.

Спустя год после этого происшествия, другой пассажир, голландский пилот лейтенант Питер Эйдриен Крэмерус так описал происходившее в тот день репортёру одной из американских газет:

– “В Бандунге мне приказали поступить в лётную школу в Австралии, куда я должен был отправиться следующим самолетом. Это был «DC3», капитаном которого был Иван «Турок» Смирнофф, урожденный русский, натурализованный голландский гражданин. После того как на рассвете мы добрались до Австралии, нас атаковали три японских истребителя, возвращающиеся после налёта на Брум. Смирнофф показал наверное наивысшее лётное мастерство во всём мире, когда спиралью уходил от японских атак и совершал аварийную посадку на берегу.”

«Зеро» начали обстреливать выброшенную на берег Дакоту. Пассажиры и экипаж попытались выбраться из самолёта в перерывах между атаками. Механик-стажёр KNILM, Дж.Ф.М. «Юп» Блау

(«Joop» Blaauw), получил пулемётную очередь в оба колена, когда бежал по пляжу прочь от самолёта. Смирнов и все кто ещё оставался на борту, благоразумно укрывались в воде под накренившейся на крыло хромой «Дакотой», фюзеляж которой, тем не менее, обеспечивал известную защиту от пуль, до тех пор, пока японцы не убрались восвояси.

Японцы прекратили свои атаки, похоже, только потому, что у них закончился боекомплект, а топливо могло не хватить для возвращения на базу. После того, как «Зеро» исчезли, Мюллеру удалось подключить чудом уцелевшую радиостанцию и начать посылать сигналы SOS в Брум. Другому пассажиру, служащему KNILM Хансу ван Ромонду, Смирнов поручил вытащить почту, полётные журналы, парашюты, аптечку и “ценную” запечатанную коробку. Когда ван Ромонд выбирался из салона через боковую дверь, набежавшая волна выбила ношу у него из рук. Всё вынесло на берег, и оставшиеся в живых бросились вытаскивать из воды в первую очередь то, что давало им шансы на выживание. Таинственная коробка тем временем исчезла в отступающей волне вместе с тем, что спасти так и не удалось. В сложившихся обстоятельствах её потерю посчитали наименьшим из зол. Поисками никто заниматься не собирался, надвигался прилив, и было необходимо позаботиться о раненых. В дюнах на берегу из парашютов соорудили некое подобие палатки. Это немедленно навлекло на спасшихся новую беду.

В это утро три японские четырехмоторные летающие лодки «Каваниши H6K «Мэйвис» из состава 11-й патрульной эскадрильи Токо Кокутай базировавшиеся на Амбон ушли на патрулирование в секторе у западного побережья Автралии. Самолёты вылетели из Копанга в 7.07. по Токийскому времени и в 12.05 пилот второго самолёта, лейтенант Ямаучи, заметил на пляже камуфлированный самолёт явно потерпевший аварию, а неподалёку от него белое пятно палатки. По началу, спасшиеся приветствовали самолёт Ямаучи взмахами рук, но заблуждение длилось недолго. Радист доложил Ямаучи что потерпевшие крушение ведут радиопередачу и Ямаучи, опасаясь что они вызывают по радио австралийские истребители незамедлительно сбросил две шестидесятикилограммовые бомбы, целясь в самолёт. Бомбы в самолёт не попали, и взорвались в сотне метров от берега, не причинив никому никакого вреда, но заставили людей внизу разбежаться во все стороны. Ямаучи доложил на базу о происшествии, после чего продолжал патрулирование по запланированному маршруту. На обратном пути «Мэйвис» сбросила еще две бомбы, которые по счастью не взорвались.

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Лейтенант Ямаучи
АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
«Дакота» на пляже

Смирнов послал двух человек вглубь берега на поиски воды. Попытка потерпела неудачу. Этим вечером умерли госпожа ван Туин и Блау а утром, не приходя в сознание, скончался и лейтенант Хендрикс. На следующий день Смирнов послал лейтенанта Питера Крэмеруса, сержанта Г.Д. «Дика» Бринкмэна, ван Ромонда и «Джо» Мюллера на поиски дороги в Брум. Он приказал им идти парами пока они не доберутся до Брума или любого другого места, где можно было получить помощь. Тем временем начавшийся тропический ливень избавил оставшихся от жажды.

Спасение пришло совершенно неожиданно. Абориген по имени Джо Бернард, накануне вышедший из Брума, стал невольным свидетелем воздушного боя и крушения «Дакоты». Напуганный происходящим, он наблюдал за аварийной посадкой и всеми последующими событиями издали, поскольку побоялся приблизиться. Когда японские истребители скрылись, он со всех ног бросился по направлению к Биглз Бэй, где находилась христианская миссия и армейский пост наблюдения. Джо Бернард сообщил обо всём, что случилось руководству миссии. Немедленно была организована спасательная экспедиция, которую возглавил уоррент-офицер Гас Клинч. Его сопровождал брат Ричард Бесенфельдер а Джо Бернард вызвался быть проводником. Первыми спасатели обнаружили четырёх человек, которых Смирнов послал за помощью. 6-го марта два «Уирруэя» Королевских Австралийских ВВС появились над лагерем терпящих бедствие и сбросили пищу, консервированное молоко и вымпел с сообщением, которое гласило: «Спасатели прибудут сегодня вечером с запасами продовольствия и медикаментов. Удачи. МакДональд, Королевские Австралийские Военно-Воздушные Силы.”

Спасательная экспедиция из Бигглз Бэй добралась до оставшихся в живых в три часа ночи 7-го марта 1942 года. К сожалению маленький Йоханнес ван Туин умер всего за час до того как подоспела помощь. После того как запасы пищи и воды были распределены между выжившими, было решено на рассвете возвращаться в Бигглз Бэй. Проделать сорокакилометровый обратный путь было менее рискованно, чем просто оставаться на месте. После двух дней пути спасённые добрались до миссии и были благополучно вывезены в Брум на грузовиках.

В конечном итоге Смирнов добрался до Мельбурна, где был задержан полицейскими детективами и доставлен в офис Объединённого Австралийского Банка. Там от него потребовали вернуть коробку, в которой, как оказалось, находились алмазы на общую сумму триста тысяч фунтов стерлингов. Смирнов рассказал им свою историю. Тогда от него потребовали указать местонахождение утерянной коробки. На это Смирнов довольно раздражённо ответил, что его больше волнует местонахождение его жены и ребёнка, а не отсутствие алмазов в Объединённом Австралийском Банке. Ему могут верить, могут не верить, но он свой долг выполнил, и теперь не имеет к этой истории никакого отношения. В конечном итоге служащие банка оставили его в покое.

Тем временем, Джек Пэлмер достаточно известный в Бруме и его окрестностях бродяга-моряк без определённых занятий шел под парусом на своём люггере из Карно в Бигглз Бэй. Вместе с ним на борту находились ещё два человека – Джеймс Мэлгрю и Френк Робинсон. Совершенно неожиданно для себя они заметили на берегу полуразбитый самолёт. Естественно, что любопытство заставило Пэлмера изменить курс. Будучи бродягой, Пэлмер добросовестно обыскал обломки в поисках чего-нибудь полезного или пригодного к продаже. Предполагается, что он нашел коробку с алмазами во время отлива и поделился добычей с друзьями и некоторыми местными аборигенами. Как бы то ни было, никто ничего не смог доказать, хотя деньги у Пэлмера внезапно появились.

В средине апреля 1942 года Джек Пэлмер явился в армейский штаб в Бруме с целью завербоваться на военную службу. Когда он доставал свои документы во время собеседования с майором Клиффордом Гибсоном, из его кармана на стол неожиданно вывалилась солонка, полная алмазов. Пэлмер был немедленно арестован, а содержимое солонки конфисковано и отослано в Перт. Расследование инцидента проводил лейтенант Ларри О’Нейл, сотрудник военной разведки. Следственная группа доставила Пэлмера к месту крушения. Они нашли куски порванной оберточной бумаги и печати, которыми была опечатана коробка. Пока дознаватели обследовали местность, команда сняла с «Дакоты» некоторые детали необходимые для опознания.

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Остатки упаковки с печатями, найденные на месте вынужденной посадки.

На фото внизу:
Группа дознавателей на месте вынужденной посадки «Пеликана» К сожалению, выяснить есть ли на этих фотографиях одно из главных действующих лиц – Джек Пэлмер не представляется возможным.

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»  АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»  АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Алмазы тем временем начали появляться во множестве мест:

Одни у китайского торговца, другие у аборигенов, несколько были обнаружены в спичечном коробке у пассажиров поезда, ещё несколько были найдены уже после войны в развилке дерева, а ещё сколько-то в камине дома в Бруме.

Джек Пэлмер и оба его сообщника Джеймс Мэлгрю и Фрэнк Робинсон предстали перед Верховным Судом города Перт в мае 1943 года. Председатель Верховного суда сэр Джон Нортмур возглавлял жюри из шести присяжных. После нескольких дней слушаний суд оправдал все троих обвиняемых за отсутствием состава преступления. В числе многих свидетелей были капитан Иван Смирнов и майор Гибсон.

Удалось вернуть всего двадцать камней на общую сумму приблизительно сорок семь тысяч фунтов стерлингов. Это означает, что алмазы, стоимостью ещё двести пятьдесят тысяч фунтов, до сих пор где-то ждут того кто их обнаружит. На сегодняшний день это составляет приблизительно десять миллионов австралийских долларов.

Иван Васильевич Смирнов, Ас русской авиации, сбивший 12 вражеских самолётов, Майор Королевского Военно-Воздушного Корпуса Великобритании, кавалер солдатского Георгия, Золотого Оружия, ордена Св. Анны, ордена Св. Георгия, ордена Св. Станислава, ордена Св. Владимира с мечами, Ордена Белого Орла, и французского «Военного Креста» умер 23-го октября 1959 года на испанском острове Мальорка. Джек Пэлмер пережил его всего на два года, унеся с собой в могилу тайну местонахождения оставшихся алмазов. А маленькая бухточка, на пляж которой утром 3-го марта 1942 года совершил посадку «алмазный «Дуглас» теперь носит название «Смирнофф Бэй».

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Всё что осталось от «Алмазного «Дугласа» Фотография 1979 года.

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
После Второй Мировой.

АЛМАЗНЫЙ «ДУГЛАС»
Иван Васильевич Смирнов в годы Первой Мировой Войны.

По открытым материалам сети Интернет.
Перевод: Бурдуков Георгий (Егор) ака Картер СПб 10.03.2011года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.